Павел Широв: Пакт Путина — Байдена

Итак, Путин требует письменных гарантий непринятия Украины в НАТО. Проект соответствующего документа уже готовится в российском МИД, сообщил глава ведомства Сергей Лавров. Даже интересно стало, что там будет. «Мы, нижеподписавшиеся, торжественно обещаем, что Украина никогда не будет принята в НАТО... » так, что ли?

Вообще-то такого рода документ, может быть, даже стоило бы и подписать. Чтобы потом, если и когда вопрос о вступлении Украины в Североатлантический альянс перейдет из теоретической в практическую плоскость, поступить с ним точно так же, как сам Путин поступил с Будапештским меморандумом, под которым стоит подпись его предшественника на посту президента России.

За обоснованием далеко ходить не придется. К тому времени, вероятнее всего, никого из подписантов со стороны НАТО на политической сцене уже не будет. Кто-то уйдет на заслуженный во всех смыслах отдых, а кто-то и вовсе... все мы смертны. Путин, правда, опять же, вероятнее всего, еще останется на своем посту. И сможет на себе ощутить, как это бывает, когда самый что ни на есть официальный документ, в торжественной обстановке скрепленный подписями и печатями, вдруг превращается в никчемную бумажку.

На самом деле, все, конечно, не столь примитивно. Судя по всему, Путин снова, в который раз, ведет дело к некоему пакту Россия — НАТО. Который, как он утверждает, будет способствовать повышению уровня безопасности России, на деле же позволит Кремлю — и не так уж важно, будет ли там Путин или кто-то другой — диктовать свою волю ближайшим соседям. Гарантией послужит, во-первых, отказ от размещения американских систем противоракетной обороны в Польше и Румынии, равно как и дополнительных воинских контингентов в Польше и Балтии, о чем недавно говорил Йенс Столтенберг. Не исключено, что Россия потребует и полного вывода воинских контингентов стран альянса из Польши и Балтии, а так же отказа от использования военной инфраструктуры этих стран. Включая совместное патрулирования воздушного пространства. Иными словами, максимальной демилитаризации сопредельных стран, что свело бы практически к нулю все выгоды от их участия в НАТО.

Ведь при таком раскладе единственной возможностью задействовать в критическом случае пресловутый «пятый параграф» фактически останется применение ядерного оружия. На что — Путин в этом убежден и имеет на то все основания — ни Соединенные Штаты, ни располагающие таким оружием союзники по НАТО не пойдут по вполне понятным причинам. Само собой, это вовсе не означает, что Россия уже завтра попытается воспользоваться открывшимся окном возможностей для прямой агрессии. Но ведь и гибридные способы воздействия никто не отменял. На оставшихся без гарантированной защиты всегда легче надавить одним только намеком на возможность применения силы.

Ну и, наконец, то самое, с чего все началось: отзыв утвержденного в Бухаресте потенциального согласия на вступление в альянс Украины и Грузии. И если в отношении предыдущих пунктов Москва, быть может, и готова поторговаться, здесь вопрос, как с Крымом, решен окончательно и бесповоротно. Недаром Сергей Лавров после встречи в Стокгольме с госсекретарем США Энтони Блинкеном почти открытым текстом дал понять, где проходит та самая «красная линия», которую, как еще весной говорил в своем выступлении перед российскими парламентариями, никому не позволено переходить.

Нельзя исключить, чего-то подобного Путин уже пытался добиться от Байдена в ходе их первой встречи в Женеве минувшим летом, но не сильно преуспел. Зато нащупал болевые точки своего нового партнера. Понял, что прямая и неприкрытая угроза способна принести плоды. «Все дело в том, насколько серьезно к этому отнесется западное сообщество, насколько искренне они заинтересованы в деэскалации и в прекращении односторонних попыток односторонне наращивать свои преимущества, в том числе в виде военной инфраструктуры», — говорит теперь Сергей Лавров. Следует читать: если предложения (в действительности — требования) России отвергнут, в Кремле получат не только возможность в очередной раз раскрыть подведомственному населению агрессивную сущность НАТО.

Хотя и это тоже при необходимости сыграет роль. Телепропагандисты, можно не сомневаться, постараются объяснить, почему никак нельзя сокращать расходы на оборону, и зачем, когда придет срок, избирателям нужно будет снова сплотиться вокруг национального лидера. «Идет война, а на войне главнокомандующего не меняют». Так как-то выразился тут на днях экс-депутат Государственной Думы, называющий себя политологом Сергей Марков.

Полагать, что Байден пойдет на заключение такого рода пакта, разумеется, наивно. Это только в представлении Путина роль президента Соединенных Штатов настолько велика, что тот может брать на себя обязательства за спиной союзников. Союзники имеют полное право на свою точку зрения. И такого рода решения принимаются консенсусом, достичь которого в данном случае едва ли реально. Между тем другая сторона, по-видимому, не собирается на встречу с пустыми руками. Как заявил сам Байден, речь идет о подготовке «самого масштабного и значимого набора инициатив, который сделает для Путина очень трудным выполнение того, что он, как опасаются, собирается сделать». Раскрывать детали глава Белого Дома не пожелал, добавив только, что не принимает никаких «красных линий» и надеется «на долгий разговор».

Посмотрим, как этот разговор пойдет. Ждать, по-видимому, осталось недолго.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить