Павел Широв: обнулился

В начале далекого уже 2000-го года по Москве ходила шутка: если Пушкин – это наше все, Путин – это наше навсегда. Тогда только-только отгремели торжества по случаю 200-летия со дня рождения «солнца русской поэзии», да так громко, что успели всем надоесть. Владимир Путин надоесть еще не успел. Он только-только заступал на пост президента, но особо прозорливые граждане уже предвидели, чем все может обернуться. Вот и обернулось.

Выступая во вторник 10 марта перед депутатами Государственной Думы, глава российского государства заявил, что не возражает против «обнуления» сроков его полномочий в качестве президента, если не станет возражать Конституционный суд.

Предполагать, что Конституционный суд возразит, конечно, можно, но вероятность такого развития событий не то, чтобы ничтожно мала. Такой вероятности почти даже и не существует. При этом Путин, правда, не поддержал предложение вообще снять ограничения по числу президентских сроков, но этого-то как раз можно было ожидать. Прибавив два срока по шесть лет к 2024 году получим 2036, когда ему стукнет 84.

В таком возрасте в президенты, кажется, только покойный Роберт Мугабе баллотировался. И то, в Зимбабве, там свои традиции.

В общем, теперь можно закрыть вопрос: чего, собственно, ради затевалась вся эта история с поправками к конституции. Вот ради этого и затевалась, как еще тогда, в январе, говорили и писали некоторые опытные и дальнозоркие комментаторы, которым, правда, многие отказывались верить. И причина тому была простая. Не хотелось верить. Оставалась призрачная, но все-таки надежда, что там, в Кремле, есть еще порядочные люди, которые, если что, смогут отговорить. Или сам поймет, что не стоит. И потому не стоит, что просто неприлично, и потому, что Россия – не Зимбабве, где, к слову сказать, престарелого и несменяемого в конце концов сменили, причем, свои же, из собственной партии.   

С другой стороны, кто сейчас про Зимбабве вспомнит? Да и где эта Зимбабве. Зато всенародное голосование по конституционным поправкам, назначенное на 22 апреля, само собой превращается в референдум о доверии нынедействующему, здравствующему и т.п. президенту. Штатным и внештатным пропагандистам становится гораздо проще объяснить подведомственным телезрителям, за что такое голосуем, и зачем вообще идти голосовать. И даже не важно, что никаким законом такое голосование не предусмотрено, а потому, строго говоря, никакой юридической силы иметь не может.

Об этом пусть несогласные рассуждают в социальных сетях. Кто их читает? Сами они же себя и читают.

Опять же сам Путин не далее как на прошлой неделе говорил, что сейчас важнее всего стабильность обеспечить. Вот когда стабилизируется, тогда и сменяемость власти понадобится. Но не раньше. И как в воду глядел. Какая тут стабильность, когда нефтяной рынок лихорадит, курс рубля падает, и вообще коронавирус кругом. А уж какая международная обстановка, сами видите. По телевизору. Потому-то он остается на своем месте, и нам тут всем тоже следует оставаться на своих местах.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно