Павел Широв: Notre-Dame forever

Есть просто здания. Самые обычные, мимо которых годами ходишь, не замечая. И если вдруг какое-то из них исчезнет — само ли рухнет, сгорит, сломают, потому что владельцу захотелось построить нечто более доходное, — это если и вызовет какие-то чувства, что вовсе не факт, так лишь на пару минут. А потом пойдешь дальше, уже забыв и про здание, и про свои чувства. Но есть здания-символы. Не обязательно из разряда чудес света или шедевров мировой архитектуры. Просто ставшие таковыми в силу обстоятельств. Если вдруг с такими зданиями что-то происходит— и значение случившемуся невольно, само собой, придается символическое.

Так было 11 сентября 2001-го, когда рушились башни Всемирного торгового центра (WTC) в Нью-Йорке. Точно знаю — многие люди в тот день испытали буквально шок. Даже те, кто находился за тысячи километров от места событий, по другую сторону океана. Могло показаться, а кое-кому действительно казалось: рушатся не просто бетонные коробки, не самое лучшее произведение архитектуры 70-х — рушится привычный мир. Тот мир, в котором они жили всю свою жизнь и рассчитывали жить дальше, до естественного конца. Для некоторых, волею судьбы родившихся в одной, отдельно взятой стране, это был еще и мир, в который они мечтали, стремились попасть, но в котором так и не успели пожить.

Пожар Notre-Dame de Paris чем-то напомнил те события, и вид пылающего, а потом рухнувшего «в прямом эфире» шпиля собора вызвал у многих, если судить по социальным сетям, похожие эмоции. Неважно, что оригинальный шпиль разобрали еще в XVIII веке, а нынешний, то есть теперь тоже бывший, построен столетием спустя и вряд ли был полностью аутентичным. Представьте, что на ваших глазах обрушился шпиль церкви Петра. Все знают, что это новодел, что оригинальный сгорел теперь уже почти восемьдесят лет назад. Разве это знание что-нибудь изменит?

«Горящее сердце мира», «конец эпохи», «плачет небо над Парижем», «закат Европы», дословные цитаты из откликов, наполнивших Всемирную сеть в ночь на 16 апреля, а утром переместившихся на страницы газет. И в том, что происходило все в Великий Понедельник, тоже кое-кто усмотрел особый знак. Опять же неважно, стал ли причиной злой умысел, как когда-то в Нью-Йорке, или банальное разгильдяйство — как, между прочим, совсем недавно, каких-нибудь шесть лет назад, в Рижском замке.

Между тем, с сентября 2001-го миновали годы. Пыль рассеялась, развалины разобрали, погибших — похоронили, кого нашли, даже виновных разыскали и наказали. Подрастает поколение, в глаза не видевшее башни-близнецы, и все или почти все забылось. Мир устоял. Конечно, изменился — кардинально или не очень, трудно сказать, но изменился совсем не потому, что в нем нет больше тех небоскребов. Просто мир вообще имеет свойство меняться, нравится нам это или нет. Так будет и с Notre-Dame. Тем более что этот архитектурный памятник, действительно шедевр, несмотря ни на что, устоял и в пожаре — потому будет дальше стоять на своем месте.

Уже начат сбор средств на восстановление. Средства нужны немалые, но и такие найдутся. Парижане трепетно относятся к своим зданиям-символам, да и не только они. Следы пожара со временем исчезнут, о том, что восстановленная крыша не аутентична, забудут. Собор на острове Cité строился веками. От сооружения, заложенного в 1163 году, не так уж много осталось, и не только по причине безумств санкюлотов, крушивших все, что их не устраивало. Многочисленные реставраторы минувших столетий тоже сказали свое слово и сделали свое дело. Винить их не стоит: они хотели как лучше, не всегда принимая в расчет, что в итоге может получиться совсем наоборот.    

И никакого заката Европы не случится, это уж точно — во всяком случае, при нашей жизни. В истории этого континента бывали события пострашнее какого-то пожара, пусть и в таком символическом месте. Есть люди, чего скрывать, которым очень хочется, чтобы нечто в эдаком роде произошло, да поскорее. Есть и такие, кто уверен, что это уже происходит, и радостно потирает руки в ожидании, когда же наконец. Ну и пусть потирают, пусть тешат свой комплекс неполноценности, если им так нравится. Все это – только эмоции, от которых не останется ни следа. А здания-символы будут стоять. Даже если это просто Notre-Dame.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно