Разделы Разделы

Павел Широв: Незаменимый Рамзан. Часть первая

Небритый молодой человек в спортивном костюме, очень похожий на торговца с вещевого рынка - таким впервые предстал Рамзан Кадыров перед широкой общественностью 10 мая 2004 года. На фотографиях, сделанных тогда в кабинете Владимира Путина (при желании их можно найти в интренете) заметно, как российский президент смотрит на своего гостя. С лёгким недоумением смотрит. Отвык Владимир Владимирович от такого вольного стиля. И ведь знал же парень, что в Кремль везут. Мог бы пиджак какой-никакой надеть, рубашку посвежее... Оно конечно, не в пиджаке дело, да и у парня только что отца убили, всё можно понять. Но первое впечатление обычно самое яркое, от того многим и запомнилось. Наверное, Путину тоже.

Много воды утекло с тех пор. Парень остепенился. И пиджаки научился носить, даже галстук завязывать, хотя больше предпочитает какие-то сюртуки полувоенного покроя, а то и камуфляжную униформу, но это, опять же, дело вкуса, а на вкус и на цвет, как известно... Так что не будем больше иронизировать, посмотрим, что ещё произошло с нашим героем за эти десять с небольшим лет.

А произошло, надо сказать, нечто, почти невероятное. Пока Ахмат-Хаджи Кадыров, в прошлом полевой командир вроде Шамиля Басаева, верный сторонник Джохара Дудаева и Аслана Масхадова, благоразумно перейдя на сторону Москвы в самом начале второй чеченской войны, руководил мятежным регионом, о самом существовании Рамзана мало кто знал. Если честно, сомневаюсь даже, что знал Владимир Путин. Теперь знают все, и не только в России. Обычно долгую и, образно говоря, тернистую дорогу на вершину власти, сын Ахмата-Хаджи прошёл не только быстро, но как-то даже легко. Не вскарабкался, взлетел. И теперь уже трудно сказать, взлетел бы он так стремительно, если бы 9 мая 2004 года бывшие товарищи по оружию Ахмата-Хаджи не взорвали под ним трибуну на стадионе в Грозном.

Версию о причастности Рамзана к этой истории рассматривать не будем. Уж простите, такое не в чеченских традициях. Отношение к родителям у этого народа испокон веков почтительное. Теперь, конечно, как и у всех сын с отцом может не общаться годами. Но поднять на отца руку – это нечто немыслимое. Другое интересно. Ахмат-Хаджи, судя по всему, не спешил делать сыну карьеру. При его жизни Рамзан занимал посты не такие уж высокие. Говорят, командовал его личной охраной. Но так ли это, сказать теперь трудно. К тому же, если и правда командовал, делал это, прямо скажем, не важно, если охранники проглядели бомбу под трибуной. Официальная же должность у него была и вовсе микроскопическая – помощник министра внутренних дел. Таких помощников, в соответствии с местными традициями, у министров обычно бывают десятки из ближних и дальних родственников. 

Надо сказать, и Владимир Путин далеко не сразу почтил Рамзана своим высоким доверием. Поначалу ходил сын Ахмата-Хаджи всего лишь в вице-премьерах. Когда чеченские парламентарии предложили изменить законодательство, что позволило бы Рамзану баллотироваться в президенты республики будучи младше 35 лет, Путин инициативу не поддержал. Президентом стал Алу Алханов, откровенный ставленник Москвы, во время первой войны 1994 – 1996 воевавший на стороне федерального центра. Правительство возглавил Сергей Абрамов, московский финансист, к Чечне никакого отношения не имевший.

К слову, Абрамов ещё будучи только министром финансов Чечни, прославился тем, что держал казну республики крепко. Без законных оснований деньги никому не выдавал, в конце концов был сбит автомобилем прямо в центре Москвы и долго лечился от полученных травм. Закончилась его карьера, по странному совпадению, тоже автомобильной аварией. Спустя чуть более года после назначения премьером Абрамов снова попал в аварию, теперь уже на "правительственной трассе" – Рублёвском шоссе. Снова выжил, но лечиться теперь пришлось куда дольше. Вот тогда-то Рамзан Кадыров получил наконец премьерский пост.

И опять же не станем спешить с выводами. Ну мало ли что с кем бывает. Один водитель превысил скорость, второй, не глядя, пошёл на обгон, вот и вся история. Каждый день такое на дорогах случается. Вот только если прежде все финансовые потоки, текущие в Чечню (а регион этот до сих пор числится дотационным, несмотря на все экономические "успехи") проходили через Алханова и Абрамова, теперь право финансовой подписи перешло к Рамзану. Говорят, потом аудиторы федеральной Счётной палаты долго искали, куда делись выделенные Чечне деньги за несколько лет, но найти смогли лишь половину. Впрочем, это ведь только говорят.

Как бы то ни было, возвышение Рамзана Кадырова имело последствия для Москвы не просто желаемые, а очень даже желаемые. Постепенно сошло на нет сопротивление сепаратистов. Шамиль Басаев сошел со сцены, когда Рамзан только ещё приближался к своему триумфу. Но в горах оставалось немало буйных борцов за независимость, чистоту ислама и всё такое. И вот теперь медленно, но верно все они либо отправились вслед за Шамилём, либо спустились с гор, переоделись в милициейскую форму и влились в стройные ряды 46-й отдельной бригады оперативного назначения внутренних войск МВД России.

Но об этом подробнее в следующий раз.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить