Павел Широв: непослушный Лукашенко

Международный Олимпийский комитет (МОК) дисквалифицировал Национальный Олимпийский комитет Беларуси, возглавляемый Александром Лукашенко.

В официальном заявлении, опубликованном 7 декабря, говорится, что решение временное, и может быть пересмотрено «в зависимости от развития ситуации». Пока же действующие члены Олимпийского комитета Беларуси отстранены от участия во всех мероприятиях МОК, включая Олимпийские игры. Событие, в общем-то, незначительное, хотя сам Лукашенко, похоже, сильно обиделся и даже намекнул, что намерен обратиться в суд.

Какой именно суд, неясно, впрочем, это и не имеет большого значения. Прежде всего потому, что решение МОК в действительности ни на что не повлияет. Даже на судьбу Чемпионата мира по Хоккею 2021, которая зависит не от политической ситуации в одной, отдельно взятой стране, а совсем от другого, более серьезного в мировом масштабе фактора, коротко именуемого Covid-19. Тем более не повлияет на поведение одного, отдельно взятого человека, именующего себя президентом Беларуси. Этому человеку за последние месяцы уже не раз приходилось выслушивать не намеки даже, настоятельные рекомендации, и не от каких-то околоспортивных функционеров, а от людей, рекомендации которых следовало бы воспринимать, как прямое указание к действиям.

Вот на прошлой неделе, в ходе встречи глав государств Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), проходившего в режиме видеоконференции, как Лукашенко ни старался, прямой, открытой поддержки от Владимира Путина так и не получил. Напротив. Российский президент уделил ему совсем немного времени, сосредоточившись, главным образом, на проблемах Армении и Нагорного Карабаха, предоставив слово лишь ближе к концу. Да и потом поддержал только когда Лукашенко заговорил о вмешательстве извне. Причем, сделал это в очень обтекаемой форме. Цитата: «Надеюсь на то, что белорусскому народу хватит политической зрелости для того, чтобы спокойно, без всяких резких движений выстроить и диалог внутриполитический со всеми политическими силами, и решить все свои внутренние вопросы самим, без всякого давления и без всякого вмешательства».

«То есть, предложил уйти спокойно и не тянуть с этим», делает вывод корреспондент московской газеты «Коммерсант», публикующей выдержки из стенограммы. Заключение, возможно, несколько смелое. Апелляция к народу – классический прием демагогов, хорошо освоенный Путиным и не раз им использованный. Все же, основания для такого заключения имеются. Почти в том же духе высказывался ранее глава российского МИД Сергей Лавров во время своего блиц-визита в Минск две недели назад. Под «приверженностью договоренностям, достигнутым в ходе саммита 14 сентября в Сочи» следует понимать согласие с объявленным тогда Лукашенко планом конституционной реформы, за которой должны последовать новые президентские выборы, в которых он уже не будет участвовать.

Таким образом, официальная Москва, сначала устами министра, а теперь и президента дает понять, что обещанное следует выполнить. Реформу не только анонсировать, но и провести, да как можно скорее. Допустить, чтобы Лукашенко в один прекрасный день материализовался в Смоленске, подобно тому, как Янукович некогда материализовался в Ростове, Путин никак не может. Такое означало бы – признать победу улицы. Причем, в данном случае, буквально. Януковича к бегству подтолкнул не только многотысячный Майдан. Противников у него было предостаточно и среди так называемой политической элиты Украины. Такого рода противников у Лукашенко почти нет, а которые имеются, немногочисленны и не располагают влиянием среди себе подобных.

Остается только открытым вопрос: достаточно ли у Москвы рычагов влияния на Лукашенко, чтобы окончательно склонить его к выполнению своих обещаний? Паника, вызванная слухами о возможном силовом вмешательстве России, давно схлынула. Не исключено, такие сценарии обитатели Кремля и окрестностей действительно писали, но лишь как дежурные. На случай, если спросит самый высокостоящий начальник, который, по какой-то причине, так и не спросил. Вполне вероятно, осознавая, что силой заставить беларусов смириться с пролонгацией правления Лукашенко не выгодно уже и для себя самого.

При таком раскладе, сценарий постепенного, но достаточно скорого, перехода власти от Лукашенко к некоему человеку «не меньшего масштаба, притом современного, разумного и порядочного», как тут советуют некоторые доброжелатели, с точки зрения Кремля просто даже наилучший. Не случайно же этот совет именно сейчас публикует на своем сайте популярная московская радиостанция. Как партнер Лукашенко давно перестал устраивать Путина хотя бы потому, что далеко не раз обманывал его ожидания. Что характерно, и теперь пытается сделать это снова.  

Ведь очень похоже, на самом деле никаких планов конституционной реформы у Лукашенко нет и никогда не было. Он с самого начала расчитывал и по сей день рассчитывает, что протесты рано или поздно сами собой утихнут, все вернется в прежнее состояние. Легитимностью с точки зрения главного союзника, что более важно, источника финансирования, он все равно обладает. Тот в числе первых поздравил его с переизбранием. Легитимность с точки зрения всех остальных его мало волнует, если волнует вообще. Вот Николас Мадуро по-прежнему на своем месте, хотя президентом Венесуэлы его не признает большинство стран в обеих Америках и Европе. Потерял ли от этого Мадуро власть? Нисколько. Да еще на днях верный ему блок партий по официальным итогам выборов восстановил большинство в парламенте. И какая ему разница, что где-то отказываются признавать эти итоги, а кто-то и вовсе называет мошенничеством? Если уж так везет бывшему водителю автобуса, бывшему директору совхоза тем более есть на что надеяться.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить