Павел Широв: курдский узел

Курдам не повезло. Уж если кому и подходит определение «разделенный народ», так это им в первую очередь. Единственный шанс на создание собственного независимого государства, выпавший им после краха Османской империи в результате Первой Мировой Войны, был упущен. Отчасти и по вине самих курдов, лидеры которых не смогли вовремя договориться между собой.

Хотя свою долю ответственности, причем немалую, несут и лидеры стран-победительниц в войне, решавших судьбу побежденных. Тогдашний президент Соединенных Штатов Вудро Вильсон слишком радикально перекроил карту распавшейся империи, чем вызвал вполне естественное сопротивление турок. Мустафа Кемаль, на тот момент еще не Ататюрк, усмотрел в этом попытку полного уничтожения турецкого государства.

По сути, так оно и было. Согласно плану, Османская империя теряла не только южные территории, населенные арабами. Восточная часть современной Турции, включая Трабзон, Эрзурум и берега озера Ван, по мысли Вильсона, должна была отойти независимому Армянскому государству. Часть западного побережья и прилегающие острова — Греции. По обоим берегам проливов Босфор и Дарданеллы устанавливалась особая зона под международным контролем, в которую входил и Константинополь (Стамбул) — столица бывшей империи. Наконец, на юго-востоке выделялась территория для независимого курдского государства, южная Анатолия делилась пополам между Италией и Францией. Туркам оставались только центральные и северные районы вдоль побережья Черного моря.

Севрский договор закрепил этот план с некоторыми изменениями, но незначительными, и совсем не в пользу проигравших. Да вдобавок и Греция не удовлетворилась полученными по договору территориями

и направила свои войска вглубь Анатолийского полуострова. На юге, в районе всем теперь хорошо известного курорта, высадились итальянские войска. И вот тут национальная идея Кемаля сплотила турок куда сильнее, чем пантюркизм Исмаила Энвера, более известного как Энвер-паша. Бывший «Герой свободы», как некогда называли лидера младотурок, бежал в Советскую Россию, но не сумел найти общего языка с большевиками — что неудивительно, а кто бы сумел, — и в конце концов сгинул в горах нынешнего Таджикистана.

Турция вставала с колен. В отличие от одной отдельно взятой страны, вставала в буквальном смысле, поскольку действительно была поставлена на колени. Греки после первых успехов потерпели поражение и вынуждены были отступить, что закончилось резней греческого и армянского населения Смирны — нынешнего Измира. Когда созданное Кемалем национальное правительство Турции получило международное признание, Севрский договор был пересмотрен. В новом договоре, подписанном в июле 1923 года в Лозанне, никакие курды уже не упоминались.

Неоднократные попытки курдов добиться независимости или хотя бы автономии впоследствии жестко пресекались как турками, так и властями других стран, где проживают курды.

Что примечательно, ни Европа, ни советские коммунисты никак на это не реагировали, не желая портить отношения с правительством Кемаля. Для Запада Турция по факту стала частью «санитарного коридора» вдоль границ советской империи. Но и советская империя не хотела неприятностей. Вопреки декларируемой национальной политике, курды, проживавшие на территории советского Азербайджана, не получили автономии, а в конце 30-х годов и вовсе были депортированы в Казахстан.

И вот теперь курды снова оказываются под огнем, опять же в буквальном смысле. Турецкие войска вторглись в северные районы Сирии, находящиеся под контролем курдских Отрядов народной самообороны (YPG). Декларируемая

цель, как заявил турецкий лидер Реджеп Эрдоган — создание «зоны безопасности» вдоль границы Турции, фактически, оттеснение от границы курдов, которых в Анкаре рассматривают как угрозу. Ведь контролируемые YPG районы Сирии непосредственно примыкают к населенным курдами регионам Турции.

Настолько ли велика опасность для Турции, как полагает Эрдоган? Основания для подозрений у него, конечно, имелись. Официальная Анкара считает YPG ответвлением так называемой Курдской рабочей партии, в другом переводе — Рабочей партии Курдистана. Партия эта признана террористической организацией не только в самой Турции, и ее бывший лидер Абдулла Оджалан отбывает пожизненный срок заключения на острове Имралы в Мраморном море. С другой стороны, прямых доказательств намерений сирийских курдов перенести свою активность по другую сторону границы или каким-то иным способом вмешаться в турецкие дела никто не предоставил.

Нельзя забывать и о том, что сирийские курды сыграли немалую роль в противостоянии так называемому Исламскому государству. Теперь, если верны слухи о побеге порядка восьми сотен исламистских боевиков из лагеря близ Айн-Исса на севере Сирии, рискуют сбыться самые худшие предсказания. Ранее

курды уже предупреждали, что в условиях наступления турецкой армии они не смогут контролировать места заключения радикальных исламистов со всеми вытекающими последствиями. Чем займутся бежавшие исламисты, догадаться нетрудно.

Евросоюз осудил действия Турции. Германия и Франция ввели эмбарго на поставки оружия в эту страну. Теперь к ним присоединилась Великобритания. Официальная Москва также осудила действия Турции, хотя и сдержанно. Однако вряд ли это остановит Эрдогана. Даже санкции со стороны Соединенных Штатов, о введении которых объявлено во вторник — мера явно запоздалая. Несомненно, решение Дональда Трампа вывести американские войска, поддерживавшие курдов, развязало Эрдогану руки. Вот так в очередной раз целый народ становится заложником интересов стран, расположенных за тысячи километров, а на Ближнем Востоке завязывается очередной узел, развязать который будет очень непросто, если в принципе возможно.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно