Павел Широв: Крокодил разжимает челюсти

Ошибся, беру свои слова обратно. Оказывается, в современной России ни за что дают не 3,5 года заключения, а только один год и условно. В понедельник Московский городской суд пересмотрел приговор 23-летнему актеру Павлу Устинову, которого ранее районный суд признал виновным в нанесении телесного повреждения бойцу Росгвардии во время протестной акции 3 августа, и осудил на 3,5 года колонии. Коллегия городского суда согласилась «приобщить к делу» и собственными глазами просмотреть видеозапись задержания Устинова на Пушкинской площади, но пришла к выводу, что актер все же виноват. Хотя, в чем именно, так и осталось неясно.

То ли в том, что взмахнул руками, когда на него внезапно накинулись четверо в касках и камуфляже — между прочим, совершенно естественная, инстинктивная человеческая реакция, — то ли в том, что вышел на станции метро Пушкинская. Проехал бы до следующей станции, ничего бы и не случилось.

Потерпевший, то есть боец Росгвардии по фамилии Лягин, на суде заявил, что не считает Устинова невиновным. «Одет был так странно, в телефон смотрел, у перехода стоял, мало ли какие действия мог координировать, лозунги выкрикивал». Однако, позволил себе заметить потерпевший гвардеец, он не считает, что Устинова «надо на реальное лишение свободы наказывать». Опять же и в этих показаниях безвинно пострадавшего еще много неясного.

Получается вроде как, что если человек «одет странно» (в куртку и джинсы), стоит у перехода, смотрит в телефон (а что, нельзя?) обязательно станет вдобавок еще и лозунги выкрикивать. То есть, он, возможно, и не выкрикивал, но ведь мог, правда? Логика потрясает всякое воображение,

но и такая меркнет на фоне логики судейской коллегии, которая видит собственными глазами, но подвергает сомнению то, что видит.

Приговор городского суда будет обжалован, об этом по окончании заседания заявил сам Устинов, отметив при этом, что со своей стороны никого не винит и не требует наказания Лягина со товарищи за превышение полномочий. Вполне возможно, Верховный суд, когда получит и рассмотрит жалобу, вообще отменит приговор Устинову, или оставит только административный штраф в 10 тысяч рублей (примерно 145 евро), «за участие в несанкционированной акции», неожиданно всплывший в ходе рассмотрения дела в городском суде. До той поры ни обвиняемый, ни его адвокаты ни о каком штрафе даже не слышали. Все возможно, хотя и не обязательно.

Крокодил только чуть-чуть разжал челюсти, но пока еще может в любой момент их снова схлопнуть.

Что на крокодила подействовало: митинг ли, собравший в прошедшее воскресенье порядка 25 тысяч москвичей, какие-то решения, принятые, как говорится, «в верхах», или что-то еще, никто толком сказать не возьмется. Тут можно гадать хоть на кофейной гуще, хоть по ромашке, поскольку ничего иного не остается, и, собственно, именно этим, по большому счету, занимаются практически все так называемые кремленологи, за редким исключением тех, кто имеет хоть какую-то информацию из первых или вторых рук. Да и с этой информацией не все чисто. Уполномоченные и неуполномоченные спикеры российской власти настолько часто врали, что теперь, даже если говорят правду, им не очень-то верят.

Не исключено, приговор Устинову там, наверху, действительно посчитали слишком суровым, учитывая, что и вынесен он был человеку, который оказался настолько своим, преданным «партии и правительству», что некоторые его защитники уже готовы были писать что-нибудь вроде: «Дорогой Владимир Владимирович, произошла чудовищная ошибка». Не исключено, там наверху, начали всерьез опасаться рассерженных горожан, которых после всех московских дел не стало больше, но и меньше тоже не стало. И за рейтинг «национального лидера» стали беспокоится, потому что сам «национальный лидер» за этим самым рейтингом внимательно следит, и если что, огорчается.

Все это тоже, вполне возможно. За прошедшую неделю несколько фигурантов так называемого «московского дела» вышли на свободу, кто под подписку о невыезде, кто насовсем, за недоказанностью. Но

есть и такие, кто остается под арестом с неясной перспективой, хотя вина их всех не большая, чем вина Павла Устинова. Наконец, шестеро уже осуждены на реальные сроки заключения от 2 до 5 лет.

От намерения примерно наказать участников августовских событий в Москве власти не отказываются, и это хорошо чувствуют судьи, позволяющие себе не поверить не то, что обвиняемому, даже собственным глазам. Судьи – они ведь тоже люди, и крокодила тоже побаиваются.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно