Павел Широв: Кремль в осаде

Воскресенье 31 января 2021 года явно войдет в историю России. И не только второй волной акций в поддержку Алексея Навального, вновь, как и неделю назад, прокатившейся практически по всем крупным не очень городам страны. Запомнится этот день и необъяснимыми с точки зрения здравого смысла, буквально истерическими действиями власти. По крайней мере, московской. За которой, впрочем, скорее всего, стояла федеральная, испугавшаяся настолько, что прибегла к невиданным прежде мерам. Чего именно испугалась власть, или кого именно, отдельный вопрос, да только никак иначе невозможно объяснить почти наглухо закрытый с утра воскресенья 31 января центр Москвы.

Почти, потому что проехать по прилегающим к Кремлю городским улицам было вполне возможно, но не пройти пешком. Через выставленные по периметру полицейский кордоны пропускали только жителей домов, расположенных в перекрытой зоне. Которым, в свою очередь, если понадобилось отправиться куда-либо, приходилось шагать по полтора – два километра. Центральные станции метро были закрыты, причем буквально. Поезда миновали их без остановки, хотя все эти станции пересадочные. Рейсовые автобусы по центру тоже не курсировали.

Горожан обо всем этом предупредили заранее, еще вечером пятницы, когда было опубликовано соответствующее сообщение столичного управления МВД.

Что здесь имеет значение, МВД, если, конечно, не ошибаюсь, имеет право регулировать движение общественного транспорта только в случае объявления чрезвычайного положения. В во всех иных решение принимает городской департамент транспорта, управляющий метрополитеном и компанией «Мосгортранс». Никакого чрезвычайного положения в столице никто официально не объявлял, тем не менее не покидало ощущение, что оно и правда введено, пусть даже всего лишь по периметру Кремля.

И сам этот периметр, окруженный отрядами ОМОН и «Росгвардии», создавал просто сюрреалистическую картину. Полное впечатление будто Кремль в осаде, только осадили главную крепость страны совсем не протестующие граждане. Даже любопытно, что чувствовали стоявшие в оцеплении бойцы всех этих отрядов, и какие инструкции им давали командиры. Отражать ли штурм, который, вообще-то, никто не планировал, охранять резиденцию президента, на которую никто не покушался. И уж не перепутал ли кто внутри этого периметра случайно Москву 31 января с Вашингтоном, округ Колумбия тремя неделями ранее?

Инициаторы акции в поддержку Алексея Навального быстро сориентировались, перенесли место встречи с Лубянской площади, как планировали ранее, на Сухаревскую и площадь трех вокзалов (официально – прежнему Комсомольская), и акция все равно состоялась. Может быть, не настолько многолюдная, как неделю назад, все же достаточно впечатляющая. Столичная полиция, правда, насчитала к пяти часам вечера всего «около двух тысяч», что как-то совсем не вязалось с более чем тысячей задержанных к тому же часу участников акции. Получалось, задержали почти половину, если не больше. Кто же тогда отправился потом к следственному изолятору, в котором содержится Алексей Навальный, оставалось совершенно непонятно.

Задерживали на этот раз, судя по всему, даже активнее и жестче, чем в ходе прошлых акций. Опять же, не только в Москве. И начали заранее, первые сообщения о задержаниях с улиц столицы стали приходить еще до полудня. Видимо, не помогло или не оказало впечатления, как и опубликованное накануне явно запоздалое «признание» миллиардера Аркадия Ротенберга, что так называемый дворец Путина близ Геленджика на самом деле принадлежит ему, а вовсе не президенту, и там планируется открыть «апарт-отель». По данным региональных медиа, численность участников акций в ряде городов восточной части страны даже превысило показатели недельной давности.

Если это действительно так, можно сделать предположение, что протестные акции в последний январский день последними отнюдь не станут.

И не только потому, что почти не осталось сомнений в исходе судебных слушания по делу Навального, которые должны начаться 2 февраля. Исход этот очевидно предрешен: Навальный отправится за решетку. Рассуждать можно лишь о том, на какой срок. Пресловутый дворец в другой ситуации ему, может быть, и простили бы, паники, которая охватила власть накануне этого воскресенья, ему точно не простят. Проблема российской власти в том, что Навальный хотя и может считаться катализатором процесса, сам процесс обусловлен общим нарастанием недовольства граждан. Пока выражается это недовольство спонтанно. Вот, как дело пойдет дальше, вряд ли кто-нибудь возьмется предсказать.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить