Павел Широв: Иранский прорыв

Итак, свершилось. Во вторник 14 июля на переговорах в Вене Иран и «шестёрка» международных посредников достигли исторического соглашения. Иран согласился снизить до 5 процентов уровень обогащения урана на своих ядерных предприятиях. Все запасы уже обогащённого урана выше этого уровня должны быть переработаны. Также предполагается уничтожить предназначенное для обогащения урана оборудование. При этом программа развития ядерной энергетики Ирана будет продолжена, но под контролем МАГАТЭ – Международного агентства по атомной энергии.

Иными словами, Иран отказывается от разработки и производства компонентов ядерного оружия. В свою очередь международное сообщество приостанавливает экономические санкции в отношении этой страны. Лишь запрет на поставки обычных вооружений сохранится как минимум на ближайшие пять лет. Против такого исключения выступала Россия, входящая в «шестёрку», но безрезультатно.

Президент США Барак Обама уже заявил, что соглашение предотвратило распространение ядерного оружия по Ближнему Востоку. В настоящее время ни одно из государств региона официально таким оружием не обладает. По некоторым данным, его созданием занимается Саудовская Аравия, а Израиль и вовсе уже имеет несколько ядерных боезарядов. Разумеется, всё это слухи, хотя в последнем случае вполне обоснованные.

Но именно поэтому может возникнуть резонный вопрос: почему Израилю, можно, а Ирану нельзя? Однако позиция израильтян вполне понятна. Они живут в окружении врагов. Не вымышленных, как у одной, отдельно взятой страны, а вполне реальных, мечтающих сбросить Израиль в море, уничтожить государство, лучше со всеми его жителями. А вот зачем такое оружие стране, которой никто не угрожает – вопрос другой. То есть, конечно, официальный Тегеран считал и продолжает считать своим врагом США, но это далековато будет. Без носителей, способных доставить ядерный заряд за два океана, этот заряд никакого смысла не имеет. Другое дело, если появится шанс сбросить Израиль в море, поскольку среди упомянутых выше мечтателей Иран занимает не последнее место.

Это обстоятельство давало Израилю прекрасный повод разбомбить иранские ядерные объекты, чем Израиль периодически угрожал, что неизбежно привело бы к такому обострению на Ближнем Востоке, что даже Исламское государство показалось бы детской игрой. Наконец, иранская ядерная программа всерьёз беспокоила суннитские государства региона. Противоречия между двумя ветвями ислама (напомню, в Иране господствует шиитское направление) не раз приводили к военным конфликтам как в далёком, так и не очень далёком прошлом.

Полный отказ ближневосточных государств от ядерных программ даёт хороший повод оказать давление на израильтян, чтобы добиться уничтожения имеющихся в их распоряжении боезарядов, если таковые действительно существуют. Прецедентов отказа от ядерного оружия государств уже им обладающих пока что не было, но лиха беда начало. В конце концов, само существование ядерного оружия даёт большой соблазн его применить, тем более, если такое оружие окажется в руках фанатиков. Что произойдёт потом, догадаться нетрудно.

Понятно, что венское соглашение не решает множества других проблем Ближнего Востока, и этот регион ещё долго будет оставаться зоной нестабильности. Однако весь переговорный процесс и его результат показателен. Оказывается, экономические санкции – мера действенная, хотя и весьма убыточная как для тех, против кого эти санкции вводятся, так и для тех, кто их вводит. И всё же потом неизбежно следуют переговоры и что-то вроде документа, подписанного в этот вторник. Документа во многом  компромиссного, но вполне устраивающего не только договаривающиеся стороны, но и тех, кого не было за столом переговоров, однако не менее их участников в этом компромиссе заинтересованных.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно