Павел Широв: Бульдоги из-под ковра

В московском суде стартовал процесс по делу экс-министра экономического развития России Алексея Улюкаева. В топе мировых новостей событие, конечно, не высшего уровня, на фоне теракта в Барселоне — тем более, но для России весьма примечательное. Точнее сказать, таковым стал не сам факт начала судебных слушаний, а то, как именно они начались.

Обвиняемый в вымогательстве взятки в размере 2 миллионов долларов Улюкаев приехал в суд из своего дома. После задержания осенью прошлого года, он находился под домашним арестом. Вопреки обыкновению, следствие до сих пор не просило о заключении под стражу. Не попросило об этом и обвинение в первый день процесса, что опять же можно считать почти невероятным.

В России обвиняемые даже в незначительных экономических преступлениях чаще всего оказываются за решеткой сразу после предъявления обвинения. Домашний арест или подписка о невыезде, как утверждают знающие люди, может считаться своего рода знаком, предвещающим очень мягкий приговор вплоть до оправдательного.

Однако Алексей Улюкаев, по версии следствия, был задержан в момент получения взятки, то есть, что называется, «взят с поличным». И сумма, которую он, по той же версии, вымогал у главы государственной компании «Роснефть» Игоря Сечина подпадает под определение: «в особо крупном размере». В подобных случаях заключение в следственный изолятор до суда, как правило, происходит автоматически.    

Задержанный по аналогичному обвинению и при очень похожих обстоятельствах экс-губернатор Кировской области Никита Белых, уже более года остается под стражей. Ходатайства адвокатов об освобождении даже под домашний арест неуклонно отклоняются, хотя до рассмотрения его дела в суде еще далеко. Конечно, ранг Никиты Белых в современной российской властной иерархии немного ниже ранга Алексея Улюкаева. С другой стороны, и сумма взятки, которую, по версии следствия, вымогал бывший губернатор (100, по другим данным — 150 тысяч евро), заметно меньше той, что приписывают бывшему министру.

Однако на этом странности не закончились. Отвечая на вопросы суда, Алексей Улюкаев заявил, что не он вымогал взятку у г-на Сечина, а сам г-н Сечин просто навязывал ему эту взятку в ходе переговоров о покупке возглавляемой им корпорацией государственного пакета акций (50,075%) компании «Башнефть». Слухи о том, что Улюкаев возражает против приобретения этого пакета «Роснефтью» ходили еще во время переговоров. Причем сам он никоим образом эти слухи не опровергал. Из слов самого тогдашнего министра экономического развития можно было заключить, что он не считает эту сделку выгодной для государства. «Роснефть», будучи государственной компанией, заплатит государству деньгами, взятыми из государственного же кармана.

Правда, к тому моменту, когда Сечин, как утверждает Улюкаев, навязывал ему эту самую взятку, сделка уже была фактически закрыта.

Премьер-министр подписал соответствующее постановление правительства, так что Улюкаев уже не мог ничего изменить. Собственно говоря, сам вопрос решался вовсе не в правительстве, а на более высоком уровне – в администрации президента, и как только был решен в пользу «Роснефти», любые действия хоть министра, хоть самого премьера уже ни на что не влияли. Но в такой ситуации и вымогать взятку было уже поздно. После того как сделка была одобрена антимонопольным комитетом и санкционирована правительственным постановлением, оставалось выполнить чисто технические действия — подписать договор купли-продажи, перевести деньги с одного счета на другой и перерегистрировать пакет акций.

Уже в день задержания Улюкаева пресса позволила себе усомниться в официальной версии событий. Чемодан с двумя миллионами долларов выглядел, по нашим дням, как-то неестественно, словно сцена из какого-нибудь гангстерского фильма. И надо быть просто до невероятности наивным человеком, чтобы отправиться за этим чемоданом не куда-нибудь, а прямиком в штаб-квартиру «Роснефти», служба безопасности которой укомплектована отставными, а то и по-прежнему действующими офицерами спецслужб.

Разумеется, все это лишь досужие рассуждения, хотя и надежда на то, что суд установит истину, крайне мала. Судебная система современной России в этом отношении уже достаточно дискредитирована с одной стороны, с другой — не менее очевидно, что приговор по такому делу будет выносить не суд как таковой, а совсем иная инстанция. Но к списку особенностей начавшегося процесса, которые, собственно, и делают его значимым событием, просто нельзя не добавить еще одно важное обстоятельство.

До сих пор никто из высших российских чиновников не осмеливался бросать прямой вызов Игорю Сечину. Возглавляемая им госкорпорация уже давно превзошла по своему значению небезызвестный «Газпром». Самого Сечина открыто называют вторым человеком в государстве после президента Владимира Путина. Разве только Рамзан Кадыров рискнул однажды публично возразить главе «Роснефти», посчитав завышенной цену, по которой госкорпорация соглашалась продать правительству Чеченской республики свой пакет акций компании «Грознефтегаз».

Конфликт, правда, вскоре уладили. После личной встречи Кадырова и Сечина было объявлено об отмене сделки, газету The Financial Times, опубликовавшую скандальные подробности, оба участника событий обвинили в клевете и пригрозили судебным преследованием.

Можно предположить, что Алексей Улюкаев решился на такое, лишь оказавшись под следствием, а теперь и в суде, то есть, в ситуации, когда уже нечего терять. Но как бы там ни было, такой поступок можно считать не просто смелым, а очень даже смелым.

Политическую борьбу в современной России, речь идет о реальной борьбе, а не постановке под названием «выборы», часто называют «схваткой бульдогов под ковром» в том смысле, что непосредственные участники этой борьбы остаются невидимыми. Даже когда схватка завершается, не всегда понятно, кто победил. Бенефициаром может оказаться, на первый взгляд, совершенно сторонний персонаж, о котором по ходу дела никто даже не думал. Однако случается, хотя и не часто, бульдоги вылезают из-под ковра. Судя по всему, именно это и произошло на предварительных судебных слушаниях по делу экс-министра экономического развития. Так что, как говорится — продолжение следует.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить