Ольга Драгилёва: Весна для Цукурса

Было бы смешно, если бы не было так грустно. С этой мыслью вчера вечером я вышла из концертного зала «Рига» после столичной премьеры музыкальной драмы «Цукурс. Герберт Цукурс».

В старом американском фильме «Продюсеры» главные герои решают провернуть аферу — выбрать заведомо неудачный сценарий, найти спонсоров и на часть денег поставить спектакль. Когда тот провалится, деньги возвращать не придется. Осечка случается при выборе пьесы. Главные герои решают, что ничто не может обеспечить более верный провал, чем жизнерадостный мюзикл про жизнь Гитлера, где фюрер изображен страдальцем и жертвой обстоятельств. Однако из абсурдного сценария случайно выходит отличная комедия, зрители ликуют и требуют продолжения. На него у продюсеров денег уже нет, аферу раскрывают и главные герои отправляются в тюрьму.

Это длинное вступление здесь потому, что

музыкальная драма о жизни Герберта Цукурса больше всего напоминает именно «Весну для Гитлера». Только без невольного юмора и сатиры.

На протяжении двух часов герои спектакля поют и танцуют в красивых исторических костюмах с одним единственным посылом — Герберт Цукурс был жертвой обстоятельств и виноват разве что в том, что в силу человеческой слабости не мог противостоять оккупационным режимам. Точно так же как и вымышленная постановка «Весна для Гитлера», музыкальная драма про Цукурса наивна, прямолинейна и абсурдна.

Создатели преподносят спектакль как некий компромисс, всестороннее отображение жизни Цукурса — его подвигов до войны и участия в «команде Арайса» после. Чтобы зритель сам мог решить, кем же является Цукурс — героем или убийцей. К сожалению, возможности для зрительской интерпретации здесь нет. Из постановки выходит, что в добровольческое формирование, «команду Арайса», Герберта Цукурса вступить заставили. Уже будучи членом этой группы он с удивлением (!) узнал — в его новой квартире только что жили евреи. Ну, а на протяжении всей немецкой оккупации главный герой занимается лишь тем, что спасает евреев.

Я не историк и не могу оценивать достоверность фактов, о которых в последние дни так много споров – убивал ли Цукурс евреев лично, спас одного, четверых или вообще никого не спас. Но если спектакль действительно претендует на то, чтобы отобразить все версии жизни Цукурса, то почему он не задает вопросов о самой «команде Арайса»? Главный герой словно бы и не ведает, что творят его товарищи. Почему нет «альтернативного» изложения событий, например, как это было сделано в спектакле Нового Рижского театра «Дедушка»?

Версия о том, что Цукурс все же убивал людей, материализуется только в форме двух сплетничающих девушек и массовки, которая в последней сцене обступает главного героя и шепчет «убийца».

В обоих случаях создатели спектакля ясно дают понять зрителю, что версия эта — неправильная и недоказанная.

В финале, окруженный враждебной толпой, Цукурс стоит в столпе света с высоко поднятой головой и задается вопросом – герой он или жертва. Варианта «преступник» зрителю не предлагают.

Совершенно неуместным мне показалось карикатурное изображение единственного на весь спектакль еврея как жадного и алчного человека со смехотворно большим крючковатым носом. Верхом цинизма слышится и фраза, брошенная самим Цукурсом об окончании войны и советской оккупации: «от красной чумы бегут все, и арийцы, и евреи». Не знаю, в курсе ли авторы музыкальной драмы, но после немецкой оккупации сбегать от оккупации советской было некому – большинство латвийских евреев были убиты в Холокост.

Отдельного разговора заслуживает и буклет, который зрителям предлагали купить в фойе. Если спектакль претендует на историческую достоверность, то почему в кратком описании жизни Герберта Цукурса «команда Арайса» — это формирование, которые осуществляло «репрессии против евреев». Репрессии?

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно