Олена Федорова: Отбой. Все ОК!

С утра — опять атака дронов на Киев. Родственники, живущие там, уже без моих лишних вопросов, пишут коротко: «Отбой. Все ОК!» И ты радуешься. Хотя, по большому счету, радоваться нечему.

  • Это — русский оригинал текста.
    Авторську версію українською можна прочитати тут.

Читаешь один из латвийских порталов, смотришь на множество довольных смайлов и лайков под информацией об очередном ударе по Киеву, и диву даешься: кто те люди (?) по ту сторону монитора, восторгающиеся войной?!

Недавно ко мне на радиоэфир приходила гостья — приехала из Киева два месяца назад. Всю жизнь была куратором художественных проектов, пишет картины. Решила и в Риге открыть выставку. С полными удивления глазами рассказала историю, как срывают и расписывают литерой Z афиши, где написано о детях войны. Еще одна художница, Дарья Калашникова из Луганска, создала недавно картину «Социальные джунгли»

по мотивам реальных рижских событий: соседи по дому, где она сейчас арендует квартиру, попросили на общей вечеринке не говорить, что она украинка.

Мол, служащие посольства РФ тоже будут.

Еще через неделю — другая история молодой женщины с маленьким ребенком: под домом в Золитуде исцарапали машину с UA-номерами. Я уже не говорю об украденных кем-то аккумуляторах в авто, которые должны были отправляться на фронт.

Это что, местные партизаны так действуют?! Не поленилась, полезла изучать значение слова партизан. Подумала, что вдруг некие истоки прояснятся для меня. В одном источнике партизан «это тот, кто ведет вооруженную борьбу на территории, оккупированной противником», в другом «происходит от франц. partisan «сторонник»».

Вот и прояснили.

Через сколько дней закончится война?

Такой конкретный вопрос задают прямо в лоб дети украинских переселенцев. Что тут ответишь?..

Женщина из Ирпеня спрашивает: «Я в лесу, когда ходила за грибами в Вецаки, увидела табличку, что дальше не пройти — частная территория. Наверное, туда нельзя, потому что заминировано?»

Что ей сказать? У меня случается ступор: мой мозг никогда не предлагал такой трактовки написанного.

Не знаешь, что ответить, какие слова подобрать, как гарантировать ей безопасность той земли, где сейчас живут беженцы.

А в это время в Украине хозяйки вовсю консервируют аджику: «Делаем, но не знаем, сможем ли попробовать. Непонятно, доживешь ли до утра».

Один знакомый, что сейчас находится на линии огня (в прошлом инженер прямого эфира на украинском телевидении), присылает мне фотографии белого котенка и дула пистолета или автомата, я так и не научилась понимать разновидности огнестрельного.

И ты смотришь на этот оксюморон, пытаясь совместить несовместимое: то ли мир — белый котенок, то ли война — дуло огнестрельного оружия.

И следующее фото: на темном фоне разбросано белое свечение, как искры или звезды на черном небе. Красиво! Очень. Так и пишу ему.  Ответ лаконично прост и смертельно опасен: «Це фосфор».

Говорят, чужая боль — лучший учитель. Хорошо бы так.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное