Наталья Михайлова: Перейдем на личности

На прошлой неделе меня, как носителя русского языка, пригласили участвовать в двух митингах — в защиту русских школ и «Русский голос против войны». Ни на один из них я не пошла и теперь уверена, что правильно сделала. Убедилась в этом уже постфактум, читая новости об этих митингах, просматривая видео, посты в Facebook и комментарии к ним.

Расскажу о причинах, почему меня не было ни там, ни там, но придется местами перейти на личности. Прошу никого не обижаться.

Первая — акция РСЛ в защиту русских школ. Здесь для меня все просто. Не уверена, есть ли еще те, кто до сих пор искренне верит в эту идею, а не просто пытается выжать из нее что-то политическое (таких знаю). На мой взгляд, идея давно скончалась. Думаю, что даже члены РСЛ это в душе признают. И даже не потому, что никто уже не верит в эту партию, отчасти, из-за личностей, ее населяющих, и не потому, что русские школы не нужны. Просто фарш невозможно провернуть назад.

За 30 лет фарш вышел и свернулся в те котлеты, в которые свернулся.

Условные русские дети и родители не живут перманентно в ожидании условного Плинера с уроками на русском языке. Они живут сейчас и сегодня идут в школу. К учителям, которые тоже Плинера ждать не будут, а получают указания от минобраза и не только. Да, они заведомо невыполнимые, но кто их спрашивал, этих учителей. Поэтому они тоже приспособились и учат, как умеют. Новых учителей, преподающих на русском, не выпускают вузы — за ненадобностью. Родители тоже сделали все, что смогли. Как-то неловко предлагать людям, потратившим кучу нервов и денег на репетиторов, сейчас снова бороться за школы на русском.

Даже те, кто живет рядом с вулканом или в условиях войны, постепенно налаживают свой быт. Что у кого там при этом в душе, никого и никогда особо не интересует. Стерпится-слюбится, поговорка циничная, но годная.

Вторая тема была живее. Митинг у Памятника Свободы под названием «Русский голос против войны». Казалось бы — митинг против войны, что может быть естественнее.

Но идея мне разонравилась сразу, как только я поняла, что мне надо что-то доказывать отдельно, на русском. С какой стати вдруг на русском? У нас государственный язык — латышский. Акции протеста напротив посольства РФ проходят регулярно.

Зачем этот отдельно звучащий русский голос? Кому он понадобился — вдруг и внезапно?

В официозе постоянно подчеркивается, что мы тут один народ. При этом, да, упоминается, что у нас много меньшинств — русские, евреи, белорусы, украинцы, цыгане т.д. Но обычно это использовалось как один из контраргументов. «А почему нельзя русские школы?» — «А что нам тогда, для всех меньшинств открывать?». «А почему нельзя выходной в православное Рождество?» — «А если евреи свои праздники потребуют официально проводить, что тогда?» — ну и так далее.

А тут вдруг потребовался именно русский голос. Почему? 

А потому что, давайте уже скажем прямо,

меня тут ассоциируют с Путиным. Он же тоже по-русски говорит, значит, мы с ним одной крови, правильно?

Значит, мне надо выйти к главному символу Латвии и доказать своим латышским соседям по стране, что у меня в мыслях нет напасть на соседний огород Янчика, и в подвале за банками с огурцами я не прячу «снятую-с-вооружения-точку-У» или, простигосподи, «Сармат».

Да-да, сейчас, уже бегу доказывать, как говорится, klupdama krizdama*.

Простите, но, если в Латвии меня до сих пор (!) не слышат мои соседи по стране — сами виноваты. Проведем аналогию: если ты 30 лет своего соседа по даче знать не хотел, а теперь боишься, что он тебя пристрелит при случае, это и твоя вина. Так вот, Янис отлично знает мой подвал, все его углы, потому что в гостях бывал не раз и не два. Как и я у него.

Поэтому никому ничего объяснять мне не хочется. Я не спрашиваю у своих соседей, за кого они. Я знакомлюсь, наблюдаю, разговариваю, читаю и делаю выводы. И не параною, потому что это деструктивно.

Да, мой родной язык — русский. Я на нем отлично говорю и пишу неплохо. В Латвии я общаюсь на том языке, на котором со мной хотят говорить. На латышском — не так, как на родном, и с акцентом. Я стараюсь его совершенствовать. И мне хватает его, чтобы общаться с людьми, коллегами, соседями, официальными инстанциями и даже выступать на конференции.

Я верю в добрые намерения человека, который придумал идею митинга. Но при этом знаю, что, как только ты начнешь объясняться и оправдываться, конца этому не будет. Ты на русском говоришь? Значит, отвечай за своего Путина. Не поддерживаешь? Этого мало! Ты должен каяться каждый день! И не просто так, а лбом о Музей оккупации, чтоб до крови! Посмотрите, что делается вокруг Хаматовой, ее интервью на LTV1, ее выступления на митинге. Она не угодила ВСЕМ. И приехавшие в Латвию россияне уже читают о себе много любопытного.

Митинг был познавательный в целом. Кроме прозвучавшей антивоенной риторики, возможно, более миролюбивой, чем надо было в этой ситуации, я с интересом узнала от выступающих, что мои родственники и друзья в России должны взрывать рельсы и поджигать военкоматы, если они — не «путиноиды». И еще — что мой русский язык теперь «из поколения в поколения будет языком пыток, убийств и изнасилований». Это выдержки на митинге из выступлений юриста Трофимова и журналистки Драгилевой.

Серьезно? Тогда первому спикеру посоветую как-то пробраться огородами в РФ и лично возглавить движение на месте, наверняка там пустуют вакансии командиров партизанских отрядов. А то какая-то тень Ленина в Швейцарии получается.

Что касается второго… Прям вот так вот, да еще и «из поколения в поколение»? У меня много вопросов, но — допустим, соглашусь со спикером — и задам главный: «И что же мне теперь делать?» Онеметь? Перейти на язык жестов?

Я лично в этой безнадежной ситуации вижу только один выход —только по-латышски. ОK, то есть, labi. Но тогда мы закольцовываем композицию: зачем вам мой русский голос?

Под одной из новостей о митинге на каком-то латышском портале, я прочитала: Viss ir skaisti, bet kā var neiemācīties valsts valodu, dzīvojot valstī? Kāpēc tādai kopienai būtu jābūt?** И много другого в том же духе. Ну сколько можно-то, скажите мне уже кто-нибудь?

Войны затевались и проходили на разных языках, но об этом сегодня вспоминать как-то неприлично. Да и не оправдывает это сегодняшних путинских преступлений. И я считаю эту войну преступлением. Но к чему вы меня-то постоянно втягиваете в какой-то мазохизм?

Зачем меня периодически учат отчитываться о своей позиции и главное, докладывать о ней, кому следует? Тычут меня постоянно в язык?

Я тут в этой связи вспомнила одного инвестиционного банкира, который мне как-то в давнем интервью признался, что ежедневно старается выдавливать из себя «совка». Не, ну понять любого можно, а с другой стороны — ежедневно? Really? Это ж какой комплекс в себе приходится таскать!

Я уж совершенно точно никакой комплекс вины испытывать не собираюсь оттого, что говорю по-русски. Мои знакомые, коллеги и друзья меня знают, знают мои взгляды и чем я занимаюсь, большего не ждите.

Немного про мой русский язык.

Я его люблю. Он всегда был языком моей семьи. Если когда-нибудь в мою семью войдут и другие языки — милости просим! Laipni lūdzam! ברוך הבא! Welcome! Ласкаво просимо! Чесслово, я не буду рассматривать его носителя под таким углом — отдавались ли на этом языке команды убивать и насиловать. Если он лично не будет бандитом.

Это родной язык моих близких друзей. Собираясь, мы говорим обо всем — от всякой ерунды до высоких материй. Вот вчера обсуждали основы христианства, войну в Украине, сухой остаток, Богемскую рапсодию, Станислава Лема и помощь беженцам.

Это также язык многих моих клиентов — бабушек и дедушек. Некоторые, правда, из них его почти забыли из-за деменции, путают слова, переставляют в них слоги. Кто-то вообще молчит и уже не заговорит. Некоторые заново учится говорить на родном языке. После инсульта.

Когда вам будет 85 и вас хватит инсульт, попробуйте найти в себе мотивацию научиться говорить даже на своем языке. Произносить звуки, слоги — как в детстве.

Занятие с аудиологопедом. Учатся произносить слова по слогам. Доходим до прощания.

— По-ка! — четко произносит бабушка.

— А попробуйте сказать ČAO! — предлагает аудиологопед (надо тренировать разные звуки).

Бабушка смеется. Я пытаюсь помочь c аналогией:

— Собака такая есть — чау-чау.

Бабушка опять смеется, смотрит на меня и снова четко говорит:

— ПОКА!

 

 

* Спотыкаясь и падая (лат.)

** Все красиво, но как можно не выучить государственный язык, живя в стране? Почему такая община вообще должна быть?

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще