Наталья Михайлова: Люди-невидимки

С приходом зимы я поняла вдруг, что мне на улицах чего-то не хватает. Как будто что-то исчезло очень органичное. Долго не могла понять, а потом догадалась — с улиц пропали люди на колясках или с палочками, с инвалидностью или с функциональными нарушениями. Зима, с ее снегом, льдом и новыми ямами, становится для них непреодолимым препятствием. Палки разъезжаются, коляски не проедут в снегу, а ассистента к каждому не приставишь.

Печальная песня о том, какие у нас дороги, давно стала антишлягером и, наверное, петь ее нам еще и петь, хоть временами уже и даже как-то стыдно — одно и то же. Это и понятно — нагрузка на город высокая, учитывая и число въезжающих, и фуры, и вечный slapjdraņķis. Хотя и летом у нас, без всякого слапйдранькиса, все то же самое. То же, что творится в некоторых микрорайонах, а особенно во дворах жилых домов, приличным словом вообще не назвать — огромные ямы в асфальте, которые, учитывая понапиханные всюду машины, уже и практически не объехать.

Я ненавижу бывать в этих внутриквартальных ловушках. Но вот занесла по делам нелегкая. Неделю назад, когда проезды во дворах превратились в обледенелые траншеи, с намертво пробитыми колеями, внутри которых ямы, я на своей низкопосаженной «тойоте» все-таки ободрала брюхо. Так и вожу теперь кусок пластика в багажнике. От всей души сочувствуя тем, для кого эта пытка — ежедневная.

Но одно дело — автомобилисты. Их жалко, но все же в большинстве своем они люди само-стоятельные, сами стоящие на своих ногах. А вот

тем, кто передвигается не на машинах, а на колясках — им вообще труба.

Дело в том, что я работаю в Болдерае. Микрорайон по населению разношерстный, и весной-летом-осенью (когда еще нет снега) вижу довольно много людей с разными вспомогательными средствами. К социальной кухне, которая расположена неподалеку от моей работы, все время спешат те, кому положено бесплатное питание — регулярно, например, ковыляет бабулечка с ходунками размером больше нее. Дорога — ну, мягко скажем, так себе. А вот через пару кварталов находится радующее мое сердце новое здание социальной службы, с отлично отремонтированными подъездами к нему, пандусами, дорожками, по которым вполне самостоятельно передвигаются люди с ролаторами, палочками, квадриподами, ходунками или на колясках. Многие даже без всяких сопровождающих. Эти люди стараются, никого не обременяя, продолжать самостоятельную жизнь. Но что творится вокруг этой благоустроенной зоны — это ни в сказке сказать, ни пером описать. Однако в более-менее теплое и сухое время года они умудряются преодолевать и раздолбанные тротуары, и неудобные съезды.

Честно говоря, еще летом, когда я с одним дедушкой решила прогуляться на коляске по Болдерае, я просто выбилась из сил, толкая коляску то на тротуар, то с него, заезжая в маленькие живописные улицы этого микрорайона. Подъехали с трудом к реке, я так устала, что стало понятно — это подвиг. В одиночку этот путь преодолеть нереально, потому что все время есть шанс угодить колесом в колдобину и перевернуться. То есть — подъехать и полюбоваться лебедями на Булльупе в одиночку они не смогут. Жаль, что там нет такого променада, как сейчас в центре Риги или в Кенгарагсе, потому что в Болдерае вообще-то есть прекрасные места для отдыха. У меня чесались руки написать то ли в столичный дорожный департамент, то ли в департамент развития, просьбу-предложение — ну подумайте вы о людях, которые на своих ногах не могут передвигаться. Большинство из них и так никуда не выходит, потому что мало что оборудовано для них. Они заперты в четырех стенах на всю оставшуюся жизнь. А сейчас и те, кто мог и хотел бы вести активный образ жизни, тоже заперты — благодаря вот такой дорожной ситуации.

По Латвийскому радио сегодня слушала отличный репортаж о том, как автомобилист, попавший в яму и разбивший колесо, может взыскать компенсацию с ответственных инстанций. Процесс муторный, но результат вполне реальный. Взыскать компенсацию с кого-либо за вынужденную изоляцию в четырех стенах — за это вряд ли возьмутся даже самые компетентные юристы.

Люди-невидимки. Их нет на улицах, они не мозолят глаза. Значит, нет и проблемы.

Я понимаю, что это не решается в одночасье, просто мы наконец должны осознать, что мы — одно целое обществе, а не «мы» и «они». У кого-то суп жидкий, а у кого-то — жемчуг мелкий. И в то время, пока «мы» испытываем дискомфорт от «красных» и «зеленых» зон, «они» живут в вечном дискомфорте, преодолевая те препятствия и трудности, которых «мы» даже не замечаем.

СМИ периодически обращаются к проблеме непроходимости города для людей с инвалидностью. Русское вещание ЛТВ7 в прошлом году делало шикарный репортаж на эту тему, гоняя по всему городу мэра Стакиса в коляске. По его словам, он в полной мере ощутил все «прелести» жизни в инвалидном кресле. Не знаю, к сожалению, есть ли какой-то результат. Но хотелось бы, чтобы это стало одним из приоритетов развития предместий, районов и райончиков столицы.

Они станут привлекательнее для всех, дадут свободу передвижения и повысят качество жизни. Всех нас.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить