Наталья Михайлова: Жизнь после инсульта. Письмо министру здравоохранения

Я сначала думала написать свой обычный еженедельный блог, а потом поняла, что думаю в этот момент о вас, г-н Павлютс. Так что можете считать это открытым письмом Вам, а можете — просто личным обращением. Потому что всё всё равно упирается в систему, во главе которой сейчас именно Вы.

Я отлично понимаю, какая нагрузка сейчас и на вас лично, и на системе здравоохранения из-за пандемии. Я также понимаю расстановку приоритетов и, тем не менее, считаю, что проблема, о которой пишу сегодня — это вопрос жизненно важный, если говорить о будущем нашей страны, о людях, которые также хотят в ней жить. Ведь пандемия когда-то пройдет, а жизнь должна продолжаться уже сейчас.

Я говорю о жизни после инсульта. И о доступности услуг реабилитации, которая эту жизнь может сделать более полноценной, а может превратить просто в существование.

Я заведую частным центром социального ухода, в котором проживает 31 человек. Большинство из них пожилые и очень пожилые люди (от 80 до 99 лет), но есть и те, кто существенно моложе. Среди клиентов — люди с разными заболеваниями. И есть несколько человек после инсульта, у которых парез правой части тела и пострадал речевой центр.

Всем этим людям при выписке из больницы была назначена реабилитация c физиотерапевтом и аудиологопедом. То есть — на руках имеется направление от врачей-специалистов, которые считают, что в этой реабилитации есть смысл, что человек может хотя бы частично восстановить утраченные функции и продолжать жизнь более высокого качества — самостоятельно (или с небольшой помощью) питаться, совершать гигиенические процедуры, даже, возможно, со временем передвигаться и общаться с окружающими.

Вам наверняка хорошо известно, что, чем раньше начинается реабилитация, тем больше в ней пользы, а в первые 6 месяцев можно неплохо восстановить важнейшие функции.

И мы, работники социального ухода, прилагаем неимоверные усилия для того, чтобы в первые дни и недели после возвращения из больницы не только обеспечить хороший уход человеку, но и мотивировать его к дальнейшим действиям.

Мотивировать захотеть снова жить вдруг ставшего полностью беспомощным человека очень непросто. Представьте: вчера вы ходили в магазин, на работу, в кино, встречались с друзьями, а сегодня лежите в памперсе, мычите и питаетесь через назогастральный зонд. Жизнь рухнула. Рухнула и привычная жизнь близких, им тоже теперь жить совершенно в других условиях.

И тут им всем говорят: «Не волнуйтесь, все будет хорошо, ну как минимум — намного лучше, чем сейчас! Вам же положены от государства физиотерапевт и аудиологопед, они знают, как помочь! Вот же — есть направление!»

Но, к сожалению, эти направления могут остаться филькиными грамотами, если опять же социальные работники не приложат неимоверные усилия, чтобы добиться этой реабилитации. А если нет такого работника и больной остается дома, то пробивать непробиваемое приходится родственникам.

Когда мы столкнулись с поиском физиотерапевта и аудиологопеда, мы поняли, что значит ходить по кругу. Сначала в тех клиниках, где есть эти специалисты, нас ставили в очередь, потом выяснялось, что им далеко ездить в Болдераю (я боюсь представить, что происходит, если инсульт случится где-то не в Риге), потом к концу года исчерпались квоты и начавшиеся было занятия с физиотерапевтом прервались. «Звоните в новом году», — сказали нам. Аудиологопед же вообще испарился, как джинн. Мы нашли специалиста в другой медицинской фирме. Она пришла три раза и опять пропала. Когда мы пытались выяснить, что случилось, у администрации, нас уверяли, что с ней переговорят и на вопрос, искать ли нам дальше или ждать, ничего вразумительного не отвечали. Шли дни и недели. Нам объясняли, что аудиологопедов мало, что часть из них работает только с детьми.

Нам много чего объясняли и обещали. Мы вникали, входили в положение, выслушивали, настаивали, добивались.

К счастью, удалось найти физиотерапевта, который ходит теперь регулярно. Буквально на днях с большим трудом нашли еще в одной фирме аудиологопеда, который обещал начать занятия с февраля. Но пока я боюсь заранее радоваться.

Вся эта битва, поиски, надежды, отчаяние, нервы заняли несколько месяцев. Несколько драгоценных месяцев — для человека после инсульта! Несколько месяцев и нашей работы, которой и без того много.

Да, я хорошо помню старый принцип «вас много, я одна». К сожалению, никакой он не старый. Беда сейчас с всеми узкими специалистами, как и с медсестрами.

Но скажите — для чего тогда выдавать направления на реабилитацию? Для чего давать раздавленным бедой родственникам надежду? Для того, чтобы занять их чем-то?

Так и без того у них много занятий — надо найти способ, как ухаживать за человеком. Надо обеспечить финансово этот уход, то есть работать — хороший уход стоит дорого. Когда же им звонить, обивать пороги инстанций, тем более, большинство, столкнувшись с такой ситуацией, вообще не знают, куда звонить и как действовать. И информировать их никто особо и не спешит.

А как же качество жизни и самого человека, и его родственников? Получается, проще отправить человека на инвалидность и выдать ему пособие (кстати, это тоже отдельная песня — долгая и не всеми допетая). Но разве не в интересах нашей страны, чтобы человек восстанавливался, кто-то даже, может быть, стал более самостоятельным, разгрузив социальные службы и госбюджет? Разве мы не должны думать о близких больного, чтобы они могли спокойно работать, принося нам налоги, и спокойно спать, не пополняя клиентуру психиатров.

Это комплексная проблема, и вам о ней хорошо известно, я уверена. Прошу вас, сделайте так, чтобы реабилитация после инсульта стала доступной хотя бы в том же объеме (2 раза в неделю), а не просто оставалась обещанием на бумажке.

Может быть, у нас слишком много бумажек, за которыми мы не видим людей? И бумажек становится все больше, а людей — все меньше?

Если бы вы только знали, какая это радость, когда обездвиженный человек начинает самостоятельно глотать, съедать первые ложки каши без зонда, шевелить рукой, садиться с нашей помощью. Как меняется его настроение, как улыбаются глаза. Как счастлив персонал, довольный работой, которую сделал.

Сделайте, пожалуйста, теперь вашу. Помогите нам.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить