Людмила Метельская: Тень в моде

В рижском Музее декоративного искусства и дизайна открылась выставка известного латвийского дуэта Марите Мастыни-Петеркопы и Роланда Петеркопса «MAREUNROL’S. Мода за гранью реальности». Ретроспектива коллекций бренда дополнена видеоматериалами, фотографиями, скульптурными элементами и аудиоинсталляцией.

ФАКТЫ

MAREUNROL’S, основанный в 2006 году, стал самым заметным на мировой сцене брендом латвийской моды и был представлен на многих международных конкурсах, фестивалях и групповых выставках за пределами страны, в том числе на 12-й Пражской квадриеннале сценографии и театральной архитектуры, на передвижной выставке ARRRGH! Monsters in Fashion в музее Бенаки в Афинах и на La Gaîté Lyrique в Париже. В 2008 году дуэт удостоился двух главных наград 24-го Международного Йерского фестиваля моды и фотографии. С 2012 года бренд регулярно принимает участие в Парижской неделе моды, а в 2013-м альманах издательства Pattern включил MAREUNROL’S в сотню самых необычных современных молодых дизайнеров. В 2016 году бренд вошел в десятку европейских номинантов, выдвинутых на соискание международного приза Woolmark в категории «мужская мода».

Мы получили возможность увидеть костюмы сразу из многих коллекций, причем не в стремительном движении, которое обычно сопровождает модные показы, а в покое, со всеми удобствами. И расценили это как повод изучать экспонаты пошагово, со вкусом и со всех сторон — кружить и возвращаться к исходной точке, чтобы понять наконец, где именно платье перерастает в жакет и как оно это делает. Изредка манекены даже настаивают на таком — всестороннем рассмотрении, представляя с обычного ракурса и со спины два практически самостоятельных образа. Кстати, это первая на нашей памяти выставка, на которой манекены не смущают, не отвлекают блеском пластика, не стоят на полу босиком, не пытаются изображать живого, но лысого человека и имеют лица со стертыми гендерными характеристиками: пусть с этим разбирается наряд.

Костюм представлен полностью, манекен одет с головы до пят. Хотите видеть, что обычно скрывается под полами пальто? Нет проблем — фалды уже приподняли птички ненавязчивого цвета. Или зафиксировал в полете ветер. А тему ветра поддержала взъерошенная конструкция на голове — заодно намекнула, что одежда предназначена для неласковой погоды.

Вы воспринимаете такие наряды как арт-объекты, которые не наденешь и в люди не выйдешь? Отлично — тогда отнеситесь к выставке как к концентрату идей, которые 

можно расчленять и цитировать поодиночке. Хотите быть экстравагантным? Тогда стяните пояс на тренче так, чтобы он не подчеркивал талию, а образовывал бант на спине, и не тревожьтесь: талия к такому силуэту подтянется сама. Или «заморщите» при пошиве планку для застежки. Или перечеркните ею пальто сверху донизу по косой. Или отыщите пуговицы, достойные подсмотренного на выставке сочетания точилки и карандаша, карандаша и точилки.

Считается, что дуэт Петеркопсов не просто создает одежду: он рассказывает истории. И использует для коммуникации со зрителем не краски, а ткани, не игру актеров, а подобие театральных макетов, надеваемых манекенщику на голову и ограничивающих обзор. В итоге платье из коллекции «Ночные кошмары» отсылает к ретростилю, который поддерживается крошечной детской коляской устаревшей конструкции, а мир женщины из прошлого иллюстрируется символами проблем, которые раньше провоцировали мигрени, а нынче утвердились чуть ниже глаза и уха. Но поскольку эпоха кошмаров с точностью не определяется, проблемы вместе с костюмами врастают если не в будни, то — в наши дни.

Ключевое слово для такой моды — не носибельность, а игра.

Тем не менее об элегантности и чувстве меры эти концептуальные объекты говорят с нами всерьез. Изобилие деталей, каждая из которых достойна отдельного любования, гасится сдержанными расцветками материалов: здесь все в основном однотонное, черное, серое, белое, палевое, так что мелочи не кричат о себе и предстают во взаимосвязи с образом.

А еще на выставке легко фантазируется на тему о том, как возникали идеи. Как рисунок на ткани определил и величину отворотов на брюках, и способ «замыкания» штанин, позволяющий регулировать их ширину в районе ботинок, и даже форму каблука. Или как полосы черной материи собрались в пиджак, сквозь который просвечивает белая рубашка: задумке явно поспособствовала когда-то легшая на рубашку ажурная тень. А вот и она — падает с навеса, или с крыши, или с головного убора на манекене, падает и продолжает расчерчивать полосами одежду — и стену музея заодно. Занятно, что тени вполне могли прилагаться к нарядам еще на стадии эскизов, что давало образу полное право таскать ее за собой — отбрасывать шляпой или другими предметами этой по-настоящему удивительной одежды.

  • Выставка MAREUNROL’S. Paplašinātā realitāte в филиале Латвийского Национального художественного музея на ул. Скарню, 10, открыта до 8 декабря.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно