Разделы Разделы

Людмила Метельская: Сута, Бельцова и мы

В день рождения Александры Бельцовой — 17 марта — рижский музей, который носит имя художницы и ее мужа Романа Суты, по-прежнему остается закрытым. Чем не повод поговорить о том, при каких обстоятельствах он возник, в каких помещениях обосновался и почему стал выглядеть так и никак иначе. Вы ведь еще не забыли — как?

Согласно завещанию Татьяны Суты, дочери художников Романа Суты и Александры Бельцовой, в 2004 году Латвийский Национальный художественный музей получил в свое распоряжение квартиру, в которой когда-то жила яркая творческая семья. И в 2008 году в почетном статусе филиала ЛНХМ по адресу: Рига, улица Элизабетес, 57а, кв. 26, открылся Музей Романа Суты и Александры Бельцовой. Слово его руководителю и главному хранителю коллекции Наталье Евсеевой, которая здесь работает со дня основания.

КТО ЗДЕСЬ ЖИЛ

Роман Сута, родился в 1896 году в Венденском (Цесисском) уезде в семье владельца небольшого магазина. В 1915 году эвакуировался в Петроград, окончил Художественную школу в Пензе. В 1917 году вернулся в Латвию, в 1920-е годы стал одним из основателей Рижской группы художников и знаменитой мастерской по росписи фарфора «Балтарс». Был художником Рижской фарфоро-фаянсовой фабрики Кузнецова и Ильгюциемского стекольного завода, работал художником-постановщиком на Рижской киностудии, в 1941 году перебрался в Грузию и стал художником на «Грузия-фильме». Расстрелян в 1944 году, реабилитирован в 1959-м.
Его мать — Наталия Амалия Сута, одна из первых в Латвии популяризаторов диетического и вегетарианского питания, владелица популярного кафе Sukub.
Его жена — Александра Бельцова, родилась в 1892 году в Брянской области. Училась в Пензенской художественной школе, посещала занятия в петроградском ВХУТЕМАСе, в мастерской Натана Альтмана. В 1919 году по приглашению будущего мужа Романа Суты переехала в Латвию, была художником «Балтарса», членом Рижской группы художников, творческого объединения «Зеленая ворона», впоследствии — членом Союза художников Латвийской ССР. Скончалась в Риге в 1981 году.
Дочь Романа и Александры — искусствовед и педагог Татьяна Сута. Родилась в Париже в 1923 году, с 1945 по 1965 год — артистка Латвийского театра оперы и балета, с 1968 по 1970-й — преподаватель истории искусств в Латвийской академии художеств, с 1970 по 1992-й — редактор литературно-художественных передач на республиканском телевидении. Умерла в 2004 году.
Внучка Романа и Александры — виолончелистка Инга Сута (Сутта). Родилась в Риге, училась в двух консерваториях — латвийской и московской, живет в Эссене (Германия).

«Оказывается, когда Роман Сута был еще совсем юношей, они вместе с братом и мамой уже жили в этом доме, но в другом корпусе. А над нынешним Industra Bank в 1930-е годы у Наталии Амалии Суты было кафе «Центра виртуве», есть даже фотографии интерьера — его оформлял Роман. Видимо, привязанность к этому месту сохранилась, и когда в 1935 году подвернулась возможность приобрести здесь квартиру, ее купили у известного латвийского политика Маргера Скуениекса и перебрались сюда.

Роман и Александра поженились в 1922 году, Таня родилась в 1923-м. Спустя несколько лет, когда у Александры началось обострение туберкулеза, девочке пришлось переехать к бабушке, но в 1935 году семья смогла объединиться.

Одна комната, где сейчас мой кабинет и хранилище, во времена Наталии Суты всегда сдавалась. А еще в годы второй мировой за кухней, в маленькой девичьей, жила Бирута Баумане, которая тогда приехала в Ригу из провинции, собиралась поступать в Академию художеств и параллельно занималась балетом. Благодаря ей Таня попала в мир театра — по первой профессии она как раз балерина.

Как только закончилась война, в квартире появились коммунальные соседи — добавились две семьи. Территорией Бельцовой-Суты стали три комнаты вместо пяти, и они обитали там втроем — Александра, Татьяна и Наталия, поскольку в 1941 году Роман уехал в Грузию и больше не вернулся. В 1953 году родилась Инга, а когда внучке было три года — бабушка умерла, и они опять остались втроем: Александра, Татьяна и Инга. В семидесятые Инга вышла замуж, родила троих детей, так все здесь и жили.  

После реституции в 1990-е годы жильцы дома получили возможность приватизировать свое жилье. Татьяне удалось доказать право собственности, благодаря чему она смогла завещать квартиру государству. Впоследствии, при создании музея, это существенно упростило юридические и прочие формальности. Татьяна считала своей миссией сохранение творческого наследия родителей. В последние годы жизни она принимала у себя гостей Французского института в Латвии — он находится в соседнем здании, и у гостей была возможность не только увидеть работы двух замечательных художников, но и послушать рассказы Татьяны на чистом французском языке, ведь она родилась в Париже и училась здесь, в Риге, во Французском лицее. Вообще это была семья франкофилов — они свободно читали на языке, в квартире много книг — и художественная литература, и специализированная, об искусстве.

В 1990-е годы в одной из комнат Татьяна организовала экспозицию — вывесила лучшие работы родителей, читала там лекции студентам Академии культуры и Академии художеств. Половину тех людей, о которых она рассказывала, Татьяна знала лично, а это придает любому повествованию определенный шарм. Студенты любили ее слушать, часто здесь бывали, и некоторым из них непривычно видеть, как помещения стали выглядеть теперь.

Когда мы сюда пришли, в квартире не оказалось ни одной люстры — везде только лампочки Ильича. Занавесок не было ни на одном окне. Таня жила достаточно просто, и нам пришлось все несколько облагородить — поменять обивку мебели, повесить шторы. Пол был покрыт листами дешевого материала вроде фанеры — во время ремонта его убрали, под ним оказалась доска из натурального дерева. Пригласили специалистов из Re & Re — они сделали зондаж стен, выяснили, что орнамент имелся только в коридоре — тянулся узкой полоской вдоль потолка: рисунок восстановили. Выяснилось также, что в квартире десять (!!!) межкомнатных дверей. Зачем их было так много, мы не знаем, так что четыре из них были и остаются зашиты еще с 1930-х годов, а может, даже раньше. Над оформлением экспозиции музея работала сценограф и художница Анна Хейнрихсоне.

В квартире было пять комнат, после реконструкции стало на одну меньше. Для мероприятий музею нужна соответствующая площадь, и мы расширили центральное помещение — убрали стену, которая разделяла спальню Бельцовой и гостиную.

Там, где был Танин кабинет и одновременно спальня, стояла полка со штангой, на ней висели ее платья, и полка как бы разделяла собой помещение на две части: в 60-е годы хозяйка заказала ее в Академии художеств, и во время ремонта было решено оставить эту конструкцию. Стена с фотографиями из семейного архива, зона с театральным макетом по эскизу Романа Суты, экран, на котором мы показываем фрагменты ТВ-передач с участием Татьяны: каждый из этих участков мы выделили своим цветом, и такое зонирование дает понять, где сохранилась мемориальная обстановка, а где в экспозицию было что-то привнесено. Интересно, что телевизора в семье никогда не было. И это при том, что Татьяна работала на телевидении больше 20 лет!

На кухне стояла чугунная плита — ее пришлось убрать. Бывший «холодный шкаф», бывшая девичья — по сути, наши кладовки, мы там храним всякие технические вещи. В одной из комнат многое оказалось стилизовано, ведь у нас нет информации о том, как выглядела мастерская Романа Суты в 1935 году. В названии музея нет слова «мемориальный», потому что не было возможности обеспечить обстановке полную аутентичность: мы на это и не претендуем. Но была решена другая задача — удалось передать атмосферу. И многие посетители признаются, что уходят от нас с чувством, будто побывали у художников в гостях».

P.S. В музей заходят со двора, однако фасадная часть здания заслуживает неменьшего внимания. По проекту архитектора Эрнеста Поле дом был построен в 1911 году и другим своим крылом выходит на улицу Бривибас, где значится уже под другим адресом. С 1945 года по улице Ленина, 38, жили дирижер Арвид Янсонс с женой и сыном Марисом, а после отъезда Янсонсов в Ленинград квартиру занял писатель Андрей Упит — потом там открылся его мемориальный музей. В здании, имеющем статус архитектурно-исторического памятника, жили солисты Государственного театра оперы и балета Латвийской ССР Александр Дашков и Эльфрида Пакуле; до переезда в Москву — главный режиссер Рижского театра русской драмы Аркадий Кац с супругой Райной Праудиной, актрисой театра; в этом доме были предоставлены квартиры экс-президентам Латвийской Республики Гунтису Улманису и Вайре Вике-Фрейберге.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить