Людмила Метельская: Насколько красив «парижский зеленый»

С 4 по 6 июля в Риге прошел художественно-научный фестиваль RIXC 2019. Одним из его мероприятий было открытие выставки «Зеленый/Разоблаченный». Лекции и дискуссии состоялись, перформансы стали историей — фестиваль завершился, а международная выставка современного медиаискусства осталась. И, хотим мы того или не хотим, до 22 сентября будет оставаться выставкой, достойной стен Латвийского Художественного музея, то есть предъявлять ХУДОЖЕСТВЕННУЮ ценность экспонатов.

ВКРАТЦЕ

Вы увидите в общей сложности 20 работ от авторов, работающих в 12 странах, и из Латвии в том числе. Среди прочего это будут:

  • подсмотренная и подслушанная жизнь пчел в улье;
  • мерцающее стекло, отлитое из токсичных отбросов;
  • звуки, которые Франциско Лопес 20 лет записывал в дождевых лесах по всему миру и теперь готов доставить вам 70 минут чистой радости;
  • фрагмент идеального газона, который подсвечивают, поливают и стригут каждые 20 минут — у вас на глазах, чтобы поняли: измученное не может быть совершенным;
  • орнаменты из логотипов. Чтобы легче запоминались: эти фирмы работают с генетически модифицированными растениями. Вполне себе чудесные получились орнаменты — хоть скатерть такую вышивай!
  • модель и фотография судна, дрейфующего в Антарктике: производит стандартные кубики льда для коктейля и сбрасывает в воду — борется с изменениями климата, как может;
  • костюм с живыми растениями в шлеме «скафандра»: мы с тобой дышим одним воздухом — ты и я!

Искусство противостоит природе. Замещает ее. Напоминает о ней — изображает, интерпретирует, эксплуатирует наши ассоциации. Художник вредит среде? Несомненно, если вспомнить, что в состав «парижского зеленого» — краски, получившей распространение в XVIII веке, — входил мышьяк. Художник вдохновляется природой и одновременно травит ее. За эту мысль в ответе инсталляция Адама В.Брауна «Тени с мертвых стен»: на фоне колб, ответственных за «вредное», на экране мелькают образцы обоев в листочек и цветочек — по большому счету загубленных, чтобы подменить живое его изображением. В общем, красивое на этой выставке утяжелено смыслами, восходящими не просто к идее, которая должна быть упакована в любом произведении современного искусства. Здесь идея перестает быть красивой — она провоцирует беспокойство.

Красивое требует защиты, а красиво все, что цветет и пахнет, что мы еще не уничтожили и не убили. Замечательно, что знаковый цвет, педантично выдержанный и объединивший экспонаты, вряд ли можно назвать природным: в нем действительно присутствует ядовитый оттенок, и он — об опасности отравиться. Перестав быть благостным и безмятежным, зеленый стал цветом проблемы. И это уже не XVIII, а XXI век.

Чему интеллект способен научиться у природы и может ли он сделать это, не разрушая ее? Современные художники работают за компьютерами и за то, чтобы переслать 1 GB информации (верим автору инсталляции «Обезлесить»), расплачиваются отправленными в атмосферу 7,07 кг двуокиси углерода. В 2016 году посетители Google производили около 500 кг углекислого газа в секунду — портили жизнь 23 деревьям и добавляли к инсталляции Джоанны Молл новую строку. Состоящую из череды крошечных и таких беззащитных на экране березок, сосен и елок.

Художники, работы которых можно увидеть сегодня в Художественном музее, — далеко не только художники. Они еще и ученые, и музыканты, и дизайнеры, и писатели, и педагоги. Так что некоторые экспонаты вполне имеют право напоминать наглядные пособия, с помощью которых автор терпеливо, как для студенческой аудитории, доносит до зрителя ясную мысль. И главным достоинством экспонатов становится их информативная насыщенность, доходчивость, а не красота.

Разговор о проблемах можно сдобрить юмором, как пирожок пуговкой, и это будет красивый ход: так художника легче услышать и оценить, что он говорит не с кем-то, а именно с тобой. В этом смысле самым убедительным нам показался объект «Все мои друзья ездят на Porsche». Модель автомобиля усадили в витрину — фарами к экрану, и она смотрит фильм про себя. Про то, как бегала по улицам Нью-Йорка наравне с машинами в натуральную величину и для наглядности пускала цветные дымы. К приехавшей в Ригу модельке приделан перьевой хвост из «затвердевшего дыма»: НеНе напомнил вам о выхлопах и обо всем, что с ними связано, но сделал это так, что вы не нахмурились, а улыбнулись. Согласитесь, это был уникальный опыт.

В своих «Змеях и дополнениях», созданных в технике компьютерной графики, наша Санта Франце смоделировала флору и фауну на основе советских акварельных иллюстраций — они были посвящены видам, которым грозит исчезновение. Лишив объекты изображения документальной достоверности, автор несколько обесценила суть высказывания, но выиграла в наглядности: стилизовав цветы и насекомых, она представила работу самую яркую и... да, красивую. Перестанем бояться этого слова — на данной выставке его стоит приравнять к похвале. Потому что без соответствия теме здесь нельзя было обойтись ни одному автору, а вот красота далась не каждому.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно