Людмила Метельская: Кошачий ковчег

На YouTube можно посмотреть видеоверсию читки пьесы для детей «Коты-беженцы» («Коти-біженці»). Это почти спектакль: «почти» — потому что голос за кадром объясняет, какая здесь подразумевается световая партитура, а «спектакль» — потому что актеры выдерживают характеры с учетом предлагаемых обстоятельств и даже лапки ставят не так грациозно, как в мирное время.

Коты-беженцы есть. И собаки, и даже енот Маша. И даже игуана, если верить авторам пьесы. Из Украины они разъехались по белу свету — кто с хозяевами, кто без. А в пьесе «Коты-беженцы» заслонили хозяев собой — по сути, сыграли роли людей, пострадавших от войны. И все стало еще понятнее.

Животные страдают по вине человека, они безвинны, и говорить об их бедах во время войны — значит сделать тему болезненной до предела, до конца, уместить страдания в зазор между «преступлениями против человечества» и «преступлениями против человечности», ведь человечность — это еще и способность беспокоиться о тех, кто слабее и кто — не ты. Кстати, есть подозрение, что это первый поток беженцев, состоящий из людей и домашних животных, и они страдают на равных.

Сделав котов героями пьесы, авторы убили зайцев, причем нескольких. Во-первых,

лишили предмет повествования всех и всяческих масок, а зрителя — возможности отгородиться привычным «все неоднозначно» и вопросом «А где вы были все эти восемь лет?»

Во-вторых — сделали образы в чем-то схематичными, а значит, и историю — предельно понятной, не допускающей кривотолков и не требующей перевода на еще более доступный язык. А в-третьих — расширили зрительскую и слушательскую аудиторию: со взрослыми поговорили о людях, с детьми — о рыжем малыше из подвала, веселой кошке в инвалидном кресле, четвероногой волонтерке и красавце-зазнайке Миколе. Их четверо, хотите — приравняйте к числу классических психотипов, хотите — вспомните о социальных слоях в людском обществе. И согласитесь: все имеют право на спасение.

Беда поместила героев в «интернациональное общежитие», в защищенный от бомбежек «клуб», где все учатся понимать друг друга — видеть, слышать, не отвлекаться на мелочи, не унывать и даже петь под гитару. Правда, про «хочу домой» — туда, где «в уголке стоит мисочка». Сноб голубых кошачьих кровей оказывается рядом с малышом без роду-племени — одного любят за породу, другого просто так, от души. И оба сегодня понимают:

разве это медали — те, которыми награждают на выставках? Медаль нужно заслужить.

Здесь постигают новые истины и учат друг друга, как вести себя, если вдруг опять захочется к хозяйке. Сформировав коллектив поневоле, они сообща нивелируют персональные слабости, на которые имеет право каждый. Они понимают: главное — мир, а в сказке-были — хеппи-энд.

Чтобы записать видеоверсию читки, разные люди собрались отовсюду (Рига, Таллин, Вильнюс, дистанционно представлены Киев и Монреаль) — как коты, герои пьесы. И так же поддержали друг друга. Организатор проекта — руководитель KATLZ RIGA Евгения Шерменева — расценила это как возможность «помочь тем, кому сейчас это остро необходимо. Не только украинским детям, ставшим беженцами, но и украинским актерам, многие из которых остались без работы».

Нашла пьесу двух драматургов из Украины, написанную в Германии в 2022 году, и пригласила в Ригу украинских актеров, оказавшихся в странах Балтии. Кристина Киселевайте-Метерчук и Вишня Вишневая жили и работали в Киеве, но с началом войны оказались в Литве, причем Вишня трудится в теплице чернорабочей. Замечательная Евгения Гладий живет в Вильнюсе уже 10 лет, а Виктор Марвин переехал из Украины в Эстонию в 2015 году. Известный актер театра и кино Григорий Гладий, бывший учеником Анатолия Васильева и несколько лет игравший в московской «Школе драматического искусства», записал авторский текст, а «всего одну, но самую важную реплику» произнесла Римма Зюбина, продолжающая играть в Театре имени Леси Украинки.

Пьеса получалась универсальная — и вполне легкая для тех, кто ее универсальности замечать не согласен.

Но «кототерапией» она окажется для всех — и для детей, и для взрослых, и для тех, кто еще позавчера не знал ни слова на украинском. «Позавчера? — Нет, позавчора».

  • История о четырех котах, которых война в Украине превратила в товарищей по несчастью, доступна на YouTube — здесь.
  • Запись читки пьесы сделана при поддержке Академии культуры Латвии и Национальной школы кино. Звукорежиссер — Талис Таливалдис Аболиньш, гример — Байба Грина, монтажеры — Максим Шестериков и Оливер Тарвидс, продюсер — Евгения Шерменева. Проект реализован на волонтерской основе.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить