Людмила Метельская: Игра жемчуга с человеком

В рижской художественной галерее Putti на Марсталю,16 открылась международная выставка, посвященная жемчугу и всему, что его напоминает по форме или содержанию. Оформлена она так, что не забудешь. Не зря нас особо извещают об авторах идеи, сценографии и концепции — о дизайнерах одежды Марите Мастине-Петеркопе, Роланде Петеркопсе и скульпторе Гинтере Крумхольцсе.

 

Жемчужина — предмет скромный по размерам и цвету, так что изделия не возбранялось поддержать броским сопровождением: по витринам расселись скульптурные фигурки рыбаков в теплом, белом и принялись закидывать в проруби удочки-вырвиглаз. Теперь попробуйте возразить — мол, леска оранжевой не бывает и при подледном лове моллюски на червячка не клюют. Уже клюнули! Приехали из Австрии, Англии, Болгарии, Бразилии, Венгрии, Германии, Дании, Израиля, Испании, Италии, Нидерландов, Норвегии, Португалии, США, Тайваня, Финляндии, Франции, Швеции и Японии (мы насчитали 19 стран). А принимающую сторону представили известные по экспозициям в Putti и не только Марис Ауныньш, Валдис Броже, Андрис и Гунтис Лаудерсы, Марис Шустыньш и еще четыре профессиональных латвийских художника-ювелира.

Выставка поражает разнообразием подходов к, казалось бы, не самой размашистой и сухо изложенной теме — «Метаморфозы жемчуга в современных и концептуальных украшениях».

Но художники — народ веселый, им только дай толчок — и пойдет гулять фантазия по неожиданным местам. Появятся тема льда, тема воды, тема инородных тел, провоцирующих рост жемчужины. Тема неожиданного соседства драгоценности и пахучего илистого дна. Вместо заявленного камня возникнут синонимичные вещи — просто бусины, а после, как продолжение ассоциативной цепи, булавки с круглыми головками. Материалы-имитаторы. Материалы-родственники — близкие (перламутр, коралл, морской желудь) и сомнительные (лунный камень, агат, кварц, халцедон). И раковины, как без них, — где из серебра, а где «живьем».

По-честному, именно с жемчугом работали многие, но как! Закатывали в пластины, как таблетки, или в консервные банки, как икру. Заметали в совок, загребали лопатой, пропускали через мясорубку, загружали в броши-тачки и ловили мышеловками: сбивали с объектов пафос.

Вообще говоря, актуальное искусство с пафосом борется целенаправленно —

как Элин Флогнман из Швеции, изготовившая из смол два очищенных «космических клубня», навесившая их на кожаный шнур и снабдившая колье текстом: «Картофелины растут в темноте, как жемчужины».

Картофелины получились действительно красивые — полупрозрачные, мерцающие глубинным светом. С чуть заметной цветовой игрой, как у жемчуга.

До 13 ноября.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно