Либа Меллер: Зачем дарить бане варежки?!

Варежки бане —  одно из приношений, которые в старину делала молодая жена, когда свежеиспеченный супруг приводил ее в свой дом. Зачем такие подарки — чуть позже. Любопытней другое: даже в нашей маленькой Латвии в каждой волости узоры на одежде отличаются, но на самом деле основные мотивы одинаковы чуть ли у не всех народов мира. Рождались-то они в древности из наблюдений за природой.

Знаете, сколько всего должна была себе в приданое наткать, сшить и связать девица на выданье из Ницы в конце XIX — начале XX века? Много лет назад историк Лиепайского музея Уля Гинтнере огласила автору Rus.Lsm.lv примерный перечень.

Итак: 15 покрывал, пять толстых рулонов узорной ткани, 50 пар вязаных носков, 50 пар варежек, 20-25 длинных рубах для ношения и 10-15 — для одаривания родни и гостей на свадьбе, кафтанов — 3-6 штук, три безрукавки, 5-10 юбок, пять больших тканых головных платков, от 10 до 50-ти покупных платков поменьше, несколько пар тканных обмоток, 8-10 скатертей, десяток полотенец для будущей семьи и 20-25 для свадебных подарков, 2-4 шерстяных серых виллайне (это нечто среднее между накидкой, плащом и пончо, скреплялось на плече сактами, и чем больше сакт, тем богаче их носительница), два шерстяных белых виллайне с узорами, несколько узорчатых виллайне изо льна или хлопка, простыни и покрывала на подушки (раньше они использовались вместо наволочек). Уф!

Причем это была не прихоть, а запас на дальнейшую семейную жизнь, ведь потом пойдут дети, надо будет заниматься хозяйством, времени на долгие занятия рукоделием у женщины просто не оставалось. Вот девушки и пряли-ткали-вязали впрок.

— Тут еще и от достатка семьи зависело, — говорит руководитель студии прикладного искусства Kursa Илма Рубене, — у девушек из богатых семей и сундуков с приданым было больше. Тех же варежек — и сотню пар могла в приданое принести. И не только для ношения и одаривания всей родни мужа и гостей на свадьбе. Были традиции дарения, к примеру, одна пара полагалась парню, кто первым на свадьбе приглашал невесту на танец. Еще один важный обычай: когда молодая жена впервые входила в дом мужа, ей надо было положить пару варежек на забор, к колодцу, в хлев, в баню... Зачем? Колодцу подарок — чтобы хорошая вода была, бане — чтобы роды легче были, рожали-то в старину в банях…

Но еще задолго до свадьбы были особенные пестрые и яркие варежки для будущего жениха. Если парень, пришедший свататься, девушке нравился, она дарила ему эти варежки. Когда он возвращался домой, родные не спрашивали, состоялся ли сговор, а интересовались, получил ли юноша в подарок пестрые варежки. Но не всё так просто! Парень потом мог и передумать. Недаром есть старинная латышская народная песня со словами: «варежки мои взял, а меня саму — нет».

Илма объяснила, зачем нужен был большой запас рубашек — их меняли часто, но ежедневных постирушек никто не устраивал, грязное белье накапливали и затевали большую стирку. Стирали щелочью и золой, мыло сами варили и расходовали экономно.

В каждом регионе Латвии рукоделия отличались. К примеру, в Курземе ткали зеркальные и цепные покрывала, в Латгалии — щепные. Зеркальные — потому что ткутся они изнанкой вверх, и чтобы увидеть, правильно ли получается лицевая сторона, мастерицы подкладывают зеркало. Цепные покрывала получили название за характерный способ ткачества и узор, а щепные — потому, что образующая рисунок цветная нить продергивается между нитями основы с помощью длинной щепки. Илма Рубене говорит, что и сегодня, когда студийцы привозят свои зеркальные покрывала, к примеру, в Видземе, знающие люди удивляются методу их создания.

Узоры и расцветки — тоже особенные в каждом крае. В Южной Курземе узоры крупней, краски ярче — благодаря морским торговым путям синтетические красители сюда пришли раньше всего. Тут Илма с улыбкой поведала, что индиго был одним из первых контрабандных товаров — дело было еще в XVI веке, когда власти германских земель запретили ввоз на свою территорию этого «дьявольского красителя», чтобы защитить своих производителей, занимавшихся выращиванием вайды, тоже синего пигмента.

Вернемся к узорам. Узоров варежек в Латвии — пять тысяч! Есть очень характерные, например, «ницская роза» или «руцавский крест». С руцавскими варежками связана одна прелюбопытная история. В 80-е годы школьница принесла своей учительнице и вязальщице студии «Kursa» Рите Погоске дивной красоты старинные варежки с петушками — нашла на чердаке в сельском доме тетушки. Такие петушки — тоже один из характерных руцавских узоров, причем на этой паре яркие птицы были только с одной стороны. Рита потратила целую зиму, но повторила старинное рукоделье. Год назад хотела связать такие же снова — не вышло, пряжа сейчас уже не та, слишком толстая. (О курземских носках Rus.lsm.lv уже рассказывал). Как узоры появлялись?

— Это все от природы бралось, из наблюдений за ней, — говорит Илма. — У жителей соседних волостей узоры могли быть похожими. Люди тогда жили более обособленно, но ведь ярмарки были, да и мало ли ситуаций, когда можно было приметить у «чужака» интересный узор, как-то его дополнить, изменить и использовать в своих рукоделиях. А в приграничье, конечно, люди встречались с жителями других стран и что-то перенимали для себя — у литовцев, эстонцев, белорусов, русских. И так у всех народов было.

— Уля Гинтнере когда-то мне рассказывала, что видела на обложке каталога народной одежды Северной России узор вышивки ницской виллайне, и там он фигурировал как вышивка юбки...

— Так ведь и у нас много узоров, которые есть у других народов. Даже с индийскими можно параллели провести. Основные элементы ведь вообще у всех одинаковые, и уже потом каждый народ их под себя как-то менял — сопутствующими узорами, разделением на фрагменты, цветовым решением. По этим деталям и можно определить, откуда конкретный узор. Но основа-то одна. Солнышко — это кружок, есть крестики и черточки разные, их сочетания. К примеру, огненный крест есть у очень многих народов. Ему не очень повезло, нацизм его стигматизировал.

Тем временем мастерицы «Курсы» наматывали нити основы будущего покрывала на замысловатого вида деревянную конструкцию. Занятие непростое — нити каждого цвета должны быть намотаны в правильном порядке. Затем вся масса нитей была аккуратно снята и смотана в толстенную косу, которая потом и будет закреплена на кроснах, то есть ткацком станке.

В студии прикладного искусства Kursa сейчас четыре десятка мастеров, в основном — старшего возраста, самой молодой мастерице — лет сорок, самой старшей — 93. Переймет ли молодое поколение старинные ремесла? Илма говорит, что когда она приходит в школы, девочки с большим интересом рассматривают варежки и прочие рукоделия, стараются сами что-то сделать. Да и взрослые приходят иногда в студию, чтобы чему-то научиться. На мастер-классы по вязанию варежек даже иностранцы приезжают!..

Разговор этот получился не просто так: автор Rus.Lsm.lv напросилась в гости под впечатлением от большой… нет, огромной выставки в честь 60-летия студии прикладного искусства Kursa Лиепайского центра народного искусства и культуры, которая сейчас открыта в Лиепайском музее. Называется она Rakstu līkloči (с переводом сложно, вариантов много — от «Узорчатых зигзагов» до «Извилистых узоров»).

Большой зал музея превратился в лабиринт — так замысловато развешаны покрывала, носки и варежки, лежат подушки, стоят вешалки с вязаными кофтами, жилетками и кардиганами... Очень красивые и уютные вещи. Есть и разнообразные плетеные изделия, и витрины с янтарными украшениями. Свои работы представили 33 мастера.

Ценители тут зависают надолго: ходят, смотрят внимательно, на изнанку заглядывают — любопытно же, как сделано! Профаны (вроде автора Rus.Lsm.lv) просто бродят в этих лабиринтах, глазеют и удивляются, как у мастеров хватает терпения на такую кропотливую работу.

Сколько всего на выставке экспонатов — сказать не смогла даже Илма Рубене. Можете сами попробовать посчитать — выставка в Лиепайском музее открыта до 24 февраля.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно