Либа Меллер: Постапокалипсис. Житие (не) святого Себастьяна

Это — мир нашего вероятного будущего. Очень вероятного. А может, мы уже и живем в этой странной реальности, где Третья мировая война вот-вот начнется. Ведь герои постановки Лиепайского театра «Невидимая сторона Луны» в своих воспоминаниях говорят и о событиях нашего времени. Режиссер Моника Климайте назвала всё это «Псевдодокументальным спектаклем», но слишком уж много параллелей...

КОМАНДА

Режиссер — Моника Климайте (Литва).
В ролях — Агнесе Екабсоне, Сигне Данците, Виктор Эллерс, Сандис Пецис, Мадара Вильчука (студентка-третьекурсница актерского курса Лиепайского университета).
Сценограф и художник по костюмам — Гиедpе Бразите (Giedrė Brazytė).
Композиторы — Антанс Ясенка (Antanas Jasenka) и Удрис Ясенка (Ūdrys Jasenka).
Художник по свету — Мартиньш Фелдманис.
Перевод с эстонского — Майма Гринберга.
В записи фонограммы принимали участие Эрика Хрусталева (скрипка), Марта Шембеле (скрипка), Элина Коношонок (альт), Марта Розентале (виолончель).
Спектакль малой формы, играется в малом зале Лиепайского театра в концертном зале Lielais dzintars.

ПЬЕСА
Нюрнбергский государственный театр с 2005 года проводит международный конкурс пьес «Разговоры о границах». В 2018 году в конкурсе принимали участие драматурги Латвии, Литвы и Эстонии. Из 25 присланных пьес международная экспертная комиссия признала лучшей пьесу эстонского драматурга Карла Коппелмаа Singing Green, по которой и создан спектакль.

...Темнота. Появляются две фигуры в костюмах химзащиты. Лучи их ярких фонарей выхватывают из мрака какие-то бетонные то ли столбы, то ли сваи, строительный мусор. Все серое, пыльное. Мертвое. Одна из фигур подходит к металлической каталке. На таких увозят трупы в морг. Очень символичная часть сценографии. Этот мир уже мертв.

Потом, когда станет чуть светлей, и лучи прожекторов будут то и дело расчерчивать небольшое пространство малой сцены, зрители увидят еще и множество телевизоров и мониторов. На экранах — или «белый шум», или лекция Профессора. Но об этом чуть позже.

И вот во всем этом жутковатом антураже, который сильно напоминает фильм или компьютерную игру в жанре постапокалипсиса, и происходит действие. Точней, собственно действия относительно немного. В основном — монологи персонажей. Отрывки. Кусочки пазла. Из них в финале и складывается целостная и довольно мрачная картина. Не только судеб героев, но и тех обстоятельств, которые мы наблюдаем уже сейчас и которые — по мнению автора пьесы и создателей спектакля — приближают Европу к Третьей мировой войне.

Режиссер Моника Климайте дала постановке название «Невидимая/темная сторона Луны», в честь альбома группы Pink Floyd — выпущенного в 1973 году The Dark Side of the Moon. Альбом не раз упоминается в пьесе. Режиссер пояснила: «Название символизирует, что человечество приближается к безумию, и с этим надо бороться, чтобы сохранить ясность рассудка. Эта концепция относится к 1973 году, но то же самое можем сказать и о 2019 годе. Это гипотетическая возможность войны, но, учитывая сегодняшнюю действительность и анализируя происходящее, эта вероятность может стать реальностью. Послание, которое я хочу транслировать зрителям, заключается в том, что нам надо переосмыслить обстоятельства и время, в котором мы сегодня живем. Спектакль дает возможность заглянуть в будущее, заставляя нас оценить настоящее. Понравится ли нам то, что мы увидим? И что мы можем сделать?».

Пристрастный зритель™ предупреждает — дальше будут спойлеры.

Итак. В этой реальности Третья мировая началась в 2031-м, действие происходит и в наши дни, и во время войны, и спустя 30 лет после ее завершения, в начале 2070-х.

Персонажи — не личности, а некие собирательно-обобщенные образы.

Афганка (Агнесе Екабсоне), которая вместе с семьей в 2018 году оказалась в лагере беженцев в Греции. После лагеря она приезжает в Западную Европу, вырывается из мусульманской среды и по полной программе огребает интеграции и толерантности  на грани «толерастии».

Русский (Виктор Эллерс), родившийся в 2016-м в Эстонии. Он ругается матом, внешне вылитый гопник и живет фактически в гетто. От него зритель узнает, как русские в 2030-е вышли на улицы, доведенные до ручки беженцами-мусульманами, насаждавшими свои порядки и представления о «должном».

Некая Женщина (Сигне Данците), «девушка с зелеными волосами», возлюбленная главного героя.

Эстонец Клаус (Сандис Пецис) — младший товарищ и одноклассник главного героя, вечный «убитый» в детских играх в войнушку, позже — актер. Он конформист и изо всех сил старается никуда не лезть.

Профессор (Мадара Вильчука) — она вещает с экранов о ситуации в Европе и настроениях в обществе накануне Третьей мировой войны и во время нее. Признаться, когда после «белого шума» на экранах появляется «говорящая голова», слушаешь это не слишком внимательно. Добавьте к этому «дикторские» интонации и юное лицо актрисы (а ведь элементарный подсчет подсказывает, что Профессору около сорока лет). Вряд ли такой эффект задумывался и драматургом, и режиссером. Жаль, потому что в этих текстах неплохой анализ ситуации «здесь и сейчас». И очень неприятные параллели и ассоциации напрашиваются.

В какой-то момент Профессор оказывается в зрительном зале и уже не монотонным голосом, а пронзительно-горько рассказывает свою историю сироты, которая не имеет ни малейшего понятия о своих родителях. А вот зритель-слушатель сразу понимает, кто они, и становится жутковато. Это, наверное, один из ключевых и самых проникновенных моментов спектакля.  

ФАКТ

«Балтийский путь» репетиционного процесса
Автор пьесы — эстонец, режиссер — литовка, актеры — латыши. Во время работы над спектаклем общались на латышском, литовском (тем более, что занятые в постановке актеры Лиепайского театра учились в Клайпедском университете), английском и русском. И прекрасно друг друга понимали, периодически путая, на каком именно языке сейчас говорят. Такой вот интернационал. Точней, как шутили сами актеры — «Балтийский путь». И — хороший опыт работы с молодым режиссером, которая училась в Литве и Великобритании.

Главный герой и единственная цельная личность — Себастьян. Но он не появляется в спектакле. О нем рассказывают остальные персонажи. Они сталкивались с Себастьяном в разные периоды его жизни, когда он пытался найти себя и свое место в этом мире. В школе. В лагере беженцев. До войны. Во время войны. После войны. Он оказывает на них сильное влияние. Своими поступками и действиями. Он — архетипический «культурный герой», который в устах рассказчиков почти обожествляется. Чем-то его деяния и странствия напоминают роман Роберта Шекли «Хождение Джоэниса», где главный герой, парень из XXI века, становится пророком новой жизни после очередной мировой войны.

А рассказчики — апостолы его. Афганка в поисках спасения отправляется к Себастьяну в Эстонию и приезжает как раз в тот момент, когда начинается война, и он уходит в Красный крест. Она остается в его доме и поддерживает там чистоту и порядок. Почти жрица нового божества в его храме. Истекающего кровью Русского Себастьян спасает от смерти. И на этой безумной войне и после нее они проводят бок о бок несколько лет. Клаус не только рассказывает о своих встречах с Себастьяном, но постоянно цитирует его письма и слова. Он рядом и в последние мгновения жизни «эпического героя», когда тот умирает в лесу. «Девушка с зелеными волосами», на чью долю выпали чудовищные испытания, потеря ребенка и самой себя. Ее история завершается, когда она видит свою могилу: «И Себастьяну надо было там быть. Рядом со своей девушкой с зелеными волосами»...

  • Ближайшие спектакли «Невидимая сторона Луны» (Mēness neredzamā puse) — 26 января и 4 февраля.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно