Либа Меллер. На дне жизни. Yen. Тоска по неведомому в Лиепайском театре

Когда отца у тебя нет, а маме на тебя плевать – ты не знаешь, что такое родительская любовь. Детства у тебя нет, и взрослеешь ты, как сорняк, только душа плачет и жаждет того, чего у тебя не было никогда. Невероятно пронзительный спектакль, поставленный Дмитрием Петренко – двойная удача режиссера. Жаль, что пока его не могут видеть подростки, а ведь это очень тяжелая история именно о них и для них… 

О предстоящей премьере спектакля YEN в режиссуре Дмитрия Петренко Rus.LSM.lv рассказывал давно. Да и посмотрела я постановку еще до премьеры. И это было потрясающе сильное впечатление, когда захлестнувшие эмоции очень сложно выразить словами. 

СПЕКТАКЛЬ

Yen

Анна Джордан
Режиссер – Дмитрий Петренко
Художник – - 8
Художник по свету – Виестур Андерсон
Звуковая дорожка – Милда Зиемане
Перевод с английского языка – Андрис Купришс

В ролях:

  • Бобби – Карлис Эрглис
  • Хенч – Валтс Скуя
  • Дженнифер – Мадара Вильчука
  • Мегги – Лаура Ерума

Английский драматург, режиссер, сценарист и преподаватель актерского мастерства Анна Джордан за пьесу Yen получила в 2013 году престижный Bruntwood Prize за драматургию. Пьесу не раз ставили, и эти постановки тоже награждены разными призами.

…16-летний Хенч (Валтс Скуя) с отстраненным выражением лица сидит в уголке дивана и, судя по звукам, доносящимся из телевизора, смотрит порнуху. 13-летний Бобби (Карлис Эрглис) очень хочет поиграть с братом в PlayStation, но тот снова и снова от него отмахивается, младший откровенно мается от скуки, пытаясь хоть как-то развлечься.

Публика тем временем занимает свои места в малом зале Лиепайского театра в концертном зале Lielais dzintars – но никто не опоздал, так и задумано. Наконец все расселись и…

Подростки предоставлены сами себе, не учатся, едят что попало. У парнишек по паре штанов и одна футболка на двоих – за это надо сказать спасибо их бабушке, которая снова умотала вслед за очередной любовью. Мальчики живут в квартире своей мамочки Мэгги (Лаура Ерума), диабетика, алкоголички и, кажется, еще и наркоманки. Сама мамуля живет у своей очередной любви – он, как и отцы мальчишек, тоже наркоман, который не прочь использовать Мэгги как боксерскую грушу. Мама появляется в жизни сыновей редко, Хенч уже понял, что они ей не нужны, а мамин любимчик Бобби еще на что-то надеется. Боже, как он по-щенячьи ластится к мамуле, когда она изредка вспоминает о них…

Но тут безрадостную жизнь парнишек озаряет «луч света в темном царстве» -- Дженнифер (Мадара Вильчука). Дженни – ровесница Хенча. И появляется она в халупе парнишек, привлеченная воем овчарки по кличке Талибан – собака заперта в одной из комнат, там же и гадит, и тоже, как и парнишки, начисто лишена внимания и любви. Дженни – девочка фактически из другого мира. Раньше они с родителями жили в Уэльсе, но отец умер, семья разорилась и они с мамой вынуждены были переехать к родне в том же убогом районе, где живут мальчики. Дженни похожа на взъерошенного воробышка и носит слишком большие для нее рубашки и свитера любимого папы. Она знает – помнит – что такое нормальная семья. И приоткрывает двум почти Маугли неизвестный им мир. Она пытается лечить псориаз Бобби, кормит парнишек нормальной едой, да и вообще – показывает, что в мире есть забота. И они начинают оттаивать…

Чуть отходя от главной линии – Хэнча на самом деле зовут Паулом, Бобби, понятно, Робертом, а Дженни папа называл домашним именем Yen. Это сленговое словечко означает жажду, ожидание и тоску, а девочка была очень долгожданным ребенком…

Вернемся к нашим героям. Сцена близости Дженни и Хенча – просто невероятна. Они пытаются познать друг друга очень нежно и трогательно, страстно, но чуть боязливо, на касаниях… Это один из самых ярких эпизодов спектакля, он дарит надежду на лучшее будущее геров.

Но – никакого хэппи-энда не будет. События развиваются стремительно и страшно, причем публика практически до самого финала не знает всей полноты картины, это раскрывается постепенно и зритель лишь под занавес может сложить до конца этот чудовищный паззл.

Ужаснуться увиденному. Выдохнуть. И долго-долго аплодировать, выражая всей труппе искреннее восхищение.

Совершенно заслуженное. И это двойной успех Дмитрия Петренко – он не только режиссер Yen, но был и педагогом актерского курса, в прошлом сезоне влившегося в труппу Лиепайского театра. А все роли подростков как раз молодое поколение актеров и исполняет. Причем так, что зритель смотрит, затаив дыхание. Когда твои бывшие студенты так играют – это, как минимум, повод для гордости. Лаура Ерума отлично в этот ансамбль вписалась. Она вообще очень хорошая и разноплановая актриса. Ее Мэгги вызывает не только брезгливость и отвращение, но и сочувствие.

…Уже на выходе из Lielais dzintars автор Rus.LSM.lv присоединился к актеру Каспару Годсу и музыканту Эмилу Дрейблатсу. Они тоже были под впечатлением от спектакля и горячо спорили. Каспар считал, что возрастное ограничение 16+ для этого спектакля неприемлемо – мол, это подросткам надо показывать, это про них и для них постановка! И настаивал, что возрастное ограничение надо вовсе снять. Эмил полагал, что хотя бы 12+ надо оставить – всё ж это довольно жестокая история… Но полностью поддерживал, что возрастная пометка мешает постановке прийти к целевой аудитории. Полностью разделяю это мнение.

Ближайшие спектакли Yen – 21 и 22 октября, затем – 25 и 26 ноября. Причем на октябрьские представления билетов осталось очень мало. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще