Кира Савченко: Почему иммигранты боятся британского сыра, или о Пользе серого гороха

Одним из элементов адаптации в Лондоне для меня стало знакомство с пищевой непереносимостью и открытие увлекательного мира кокосового сыра, орехового молока и кукурузных спагетти.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Эта статья является описанием личного опыта автора и ничем иным, кроме этого. Она НЕ является медицинской или научно-популярной публикацией и ни в коем случае НЕ должна рассматриваться, как рекомендация для лечения чего бы то ни было.

Всего лет пять назад моей основной ассоциацией с самим понятием аллергии на продукты была сцена из сериала «Друзья», когда Росс, один из главных героев, по ошибке съедает пирог с киви и через несколько секунд у него начинает распухать язык. В реальной жизни я никогда не сталкивалась ни с чем подобным, так что для меня это было «не по-настоящему», очень далеко и вообще неправда.

Поэтому, когда однажды, спустя пару лет после переезда в Лондон, после латте со взбитыми сливками и горячим шоколадом (кажется, он назывался «Райский остров»...) у меня начала сильно кружиться голова, я подумала обо всем, что угодно — только не о том, что у меня вдруг проявилась аллергия на молоко. Конкретно в том момент я решила, что бармен по ошибке добавил ром или же что в чашку попало что-то испорченное.

Дальше было хуже. Вкратце —

после n-ого числа визитов в врачам всех специализаций, выяснилось, что я здорова, как бык. На тот момент я уже панически боялся любой еды и (жить-то надо) путем экспериментов пыталась понять, в чем же дело.

После многочисленных разговоров со знакомыми и изучения форумов я попала к профильному негосударственному врачу. Оказалось, что у меня появилась непереносимость около 50 продуктов, включая все молочные и все пшеничные, а также кофеина, сахара, мяты (мяты, Карл!), и, в качестве вишенки на торте — запахов жидких средств для мытья посуды и ацетона для снятия лака.

В отличие от классической аллергии, непереносимость нельзя выявить с помощью анализа крови (поэтому врачи и не могли ничего сказать, а NHS, британская государственная система здравоохранения, не считает непереносимость болезнью). Она может появляться и пропадать, и так — десятилетиями.

Есть и хорошие новости: даже в самой острой форме она не угрожает жизни (если, конечно, это — жизнь).

Определить её можно с помощью нескольких альтернативных методов. После полугода жесткой диеты и курса пробиотиков мой кризис миновал, и, я надеюсь, мне больше никогда не придется попробовать безглютеновые рисовые и кукурузные спагетти (это — вкус зла!) или кофе из злаков, но доступ к пломбиру, закрыт, видимо навсегда. Плюс остался осадочек, да ещё какой. Осадище.

В ходе моего вынужденного расследования (помните, да — «журналист меняет профессию»?) оказалось — это довольно распространенная проблема среди приезжих.

«Большинство моих пациентов — не британцы», — рассказывает терапевт-диетолог Кэйт Ноулер, которая управляет небольшой клиникой в Сити, деловом центре Лондона. По ее словам,

люди в своей стране привыкают к конкретному питанию, и резкие перемены — даже в лучшую сторону — после переезда могут привести к дисбалансу бактерий в желудке.

Одна из причин— переход на фастфуд, которым Великобритания печально известна, но в целом совсем не обязательно поглощать вредные продукты.

«То, что еда по общепринятым меркам хорошая и полезная, еще не значит, что она будет правильно влиять на отдельно взятого человека.

Если он привык есть салат на завтрак и вдруг переключается на овсянку или хлопья, у него могут начаться проблемы», — объясняет врач.

То же самое может произойти, если приезжий из страны, где часто едят мясные блюда, переходит на пасту.

Многие туристы, отправляющиеся в Южную Америку приятно провести время, в итоге выясняют, что купили тур для садомазохистов.

Дело в том, что многие блюда там основаны на бобах и, хотя в них и нет ничего плохого, для человека непривычного они могут оказаться весьма чреватыми.

«Стресс — одна из главных причин появления непереносимости каких-либо продуктов, — подчеркивает доктор Ноулер. —

Новая работа, новое окружение — это огромное потрясение для организма, котороее  так или иначе окажет влияние».

С подобной проблемой столкнулся и 32-летний Максим (имена всех собеседников изменены — на всякий случай, чтобы не напугать родителей, которым они не рассказывали всего). Он переехал в Англию 10 лет назад.

«После каждого завтрака с молоком и хлопьями вдруг начинал болеть живот. Постоянно. Я очень долго не мог понять, в чем дело: менял хлопья, был уверен, что дело в них — о молоке даже не подумал», — рассказывает он.

Оказалось, что у Максима непереносимость молочного и дрожжей (которые входят в состав практически всего, включая все соусы, бульонные кубики и даже ветчину). Чтобы очистить организм, более 4 месяцев ему нельзя было есть почти ничего, кроме мяса и овощей без каких-либо добавок, в том числе и соли. «Очень сложно было объяснять это официантам по время деловых обедов и ужинов, — вспоминает Максим. — Думаю, дело в здешних продуктах и воздухе. Обидно, но приходится с этим жить: бывает гораздо хуже.

Очень скучаю по сыру, он иногда мне чуть ли не снится».

Практически тоже самое произошло с 29-летней Кими, блогером, которая переехала в Лондон из Китая: «Я всегда на нервах: как у фрилансера, у меня нет постоянного гарантированного дохода. Врач говорит, что из-за этого все и началось. Несколько лет назад появились дикие боли в животе и даже рвота после каждого принятия пищи. Я была в ужасе и ничего не понимала».

Кими обращалась в NHS, государственную систему здравоохранения, к китайской медицине и даже к гипнотерапевту. «Были какие-то улучшения, но потом все становилось еще хуже. В итоге я нашла врача. Оказалось, что, помимо молочных продуктов, у меня еще и непереносимость дрожжей и пшеницы. Сейчас все стало лучше, но я все равно полностью перешла на миндальное молоко и хлеб из гречихи».

У 33-летнего копирайтера Ольги, перебравшейся из Москвы 6 лет назад, внезапно проявилась самая настоящая аллергия на молочное: «В какой-то момент поняла, что после каждого мороженого или кофе со взбитыми сливками начинается что-то не то: боли, тошнота. Потом стало намного хуже. Врачи тут же определили аллергию на лактозу. Теперь я не могу есть даже выпечку, если в ней есть хоть капля сливочного масла.

Больше всего скучаю по мороженому…»

Правда, Ольга смогла найти и свои плюсы: «Я начала много печь дома и перестала тратить по 5 фунтов на пирожные в кофе-хаусах. Иногда они предлагают булочки для аллергиков, но мне все равно страшно пробовать их, особенно в новых местах».

Чтобы предотвратить печальные последствия, доктор Ноулер советует, самой собой, меньше нервничать и максимально точно придерживаться режима питания, сложившегося до переезда, вплоть до поиска «родных» продуктов в новой стране.

Жаль, что никто мне раньше не сказал, что всех бед можно было избежать с помощью черного хлеба, солянки и серого гороха со шпеком.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно