Кино-логика Дмитрия Белова: Глаз-алмаз

«Вижу лишь тебя» — кинопродукт с удивительной коммерческой судьбой. Фильм стоимостью 30 миллионов долларов прокатывается только в 283 североамериканских кинотеатрах (важные блокбастеры — более чем в 4 тысячах). Так что будем считать этот фильм артхаусом, себя — элитой, и поспешим ознакомиться с творческой стороной странного проекта.

ФИЛЬМ

Вижу лишь тебя (All I See Is You, 2016)

Джина и Джеймс — достаточно счастливая семейная пара, волею распределения работников страхового агентства живущая в Бангкоке. Откуда они приехали, мы не знаем, знаем лишь, что говорят они на английском, а сестра Джины живёт в Барселоне.

Джина ослепла ещё ребёнком, в автокатастрофе, унесшей жизни её родителей. Джеймс старательно ухаживает за ней, и всё бы ничего, если бы не врач, сообщивший, что современные технологии могут вернуть Джине правый глаз. Операция проходит успешно, и зрение быстро восстанавливается.

Фильм начинается с эротического эпизода с участием Блейк Лайвли и затылка Джейсона Кларка. Уверен, что если бы каждый фильм начинался с постельной сцены с Блейк Лайвли, то мир бы стал только лучше. И это, конечно, не просто постельная сцена, чтобы рассеянные мужчины перестали пищать мессенджерами, скрипеть креслами и шуршать попкорном. (Кстати, не расходитесь через пять минут, если вы только за этим: будет ещё). Она сразу же заявляет о претензии на особое видение, распадаясь на калейдоскопическо-фасеточные фрагменты, и, возможно, намекая на множественность нереализованных сексуальных фантазий Джины. И вся завязка такая, чтобы не выперли с фестиваля в Торонто (мол, куда суётесь с мейнстримным рылом): катарактическая мутность, сигарета во весь экран, жутковато-комическая маска в тайском метро, взгляд на героиню сквозь аквариум, тревожность, вычурный монтаж и никак не привязанная к сюжету, но красивая подводная гимнастика.

«Ты красивая, ты очень, очень красивая», — уверяет Джеймс Джину, но теперь ей достаточно посмотреть на себя в зеркало. Тоже мне,

открыл Америку — Блейк Лайвли ему красивая. К некрасивым от Скарлетт Йоханссон не уходят, если вы понимаете, о чём я. Если не понимаете, забейте в гугл «жёны Райана Рейнольдса».

В этом фильме Блейк позволяет себе многое: слепоту, ненакрашенность, красный глаз и шрам на носу. Наверно, миллионов по шесть за каждый пункт и ещё четыре за обнажённую грудь — иначе я отказываюсь понимать, как потратить тридцать миллионов на съёмки подобного фильма. Снижение яркости и солидное экранное время даёт нам возможность разглядеть профессиональные таланты актрисы и констатировать, что они находятся на достаточно высоком уровне.

Ах, да — фильм! О чём же он? Он о неожиданной свободе, заставшей врасплох обоих наших героев, о болезненном освобождении от тотальной зависимости, о взгляде на мир не то что под новым углом, а буквально новыми глазами.

Джина всю свою сознательную жизнь провела в мире запахов, звуков и прикосновений, невольно дополняя его идеалистическими картинками из детства. Привычная реальность мгновенно разрослась до невероятных размеров, радуя и пугая Джину своими новыми цветастыми гранями. В этой реальности она может сама плавать на байдарке, любоваться цветочным базаром Бангкока и играть пальцами в солнечном луче. В этой реальности её муж перестал быть почти богом и превратился в один из многих объектов. Теперь она не видит лишь его. В этой реальности она может видеть других мужчин, а не только представлять их, занимаясь сексом с Джеймсом.

Джеймс, по его словам, чувствует себя особенным, ухаживая за незрячей женой. Но как «незрячий» — более вежливая версия слова «слепой», так и «особенный» — эвфемизм для «всемогущий». Страшновато наблюдать, как заботливый Джеймс просто для эксперимента на минуту оставляет Джину одну в толпе людей.

За несколько дней, разделяющих полную зависимость и такую непривычную самостоятельность, он превращается из повелителя и защитника в неуверенного в себе, не слишком красивого, слишком обычного человека. В страхового агента, брокколи среди профессий — полезного, но скучного. Даже у сварщика есть искры.

Залезьте ненадолго в шкуру Джины — в смысле закройте глаза, и в шкуру Джеймса — в смысле представьте, что вы, не прилагая особых усилий, обладали абсолютной властью, и она безо всякой подготовки уплыла из ваших рук. Не выйдете ли вы из себя? Не станете ли мрачнее тучи? Не взвоете ли от ревности и бессилия? Не захотите ли вернуть всё, как было, в то время, когда все были счастливы? Нет? Ну — представьте тогда, что моральные принципы и эмоциональная устойчивость Джеймса немного ниже ваших, хотя в целом он не злодей. Тогда, возможно, вы сможете его — нет, не простить — но хотя бы понять.

Фильм, рассказывающий историю красавицы и чудовища наоборот, как и положено арт-произведению, целый год дожидающегося ограниченного проката, имеет открытую интерпретациям концовку. Смотреть фестивальную драму Марка Форстера, режиссёра таких фильмов, как «Бал монстров», «Волшебная страна», «Останься», «Квант милосердия» и «Война миров Z», не то чтобы нужно, но можно. Последить за душевными метаниями, духовными перерождениями и эротическими контекстами, полюбоваться операторской работой, помедитировать на Блейк Лайвли.

Новинки ближайшего уикенда

Отправляемся выживать вместе с Кейт Уинслет и Идрисом Эльбой на «Между нами горы». А тем, у кого боязнь высоты, оставляем ещё три премьеры:

Здравствуй, папа, Новый год! 2 (Daddy's Home 2)

Продолжаем удивляться продажной девке Голливуда, непредсказуемой и ветреной мировой кассе кинопроката. Оригинальный фильм Daddy's Home, довольно типичная американская комедия на тему семьи, заработала четверть миллиарда долларов и быстрое продолжение. Не забудем удивиться и сюжетным ходам сиквела, которые повторяют недавних «Плохих мамочек», только мамы заменены на пап, а прибывшие на семейные разборки бабушки — на дедушек (в роли которых Мэл Гибсон и Джон Литгоу). С другой стороны, первый фильм точно не входил в десятку худших представителей жанра, радовал актёрским составом (в папских ролях — Уилл Феррелл и Майк Уолберг), а иногда даже немусорными шутками, примерно 50 процентов от общего количества. Сиквел сохранил режиссёра и сценаристов, так что как минимум — намного хуже быть не должно.

Обитель теней (Marrowbone, 2017)

Фильм, стартовавший на фестивале в Торонто и побывавший на нашем «Спектре» — первая большая работа Серхио Х. Санчеса как режиссёра. До этого испанец уже поучаствовал в создании хорошего кино, написав сценарии для таких работ Хуана Антонио Байоны, как «Приют» и «Невозможное».

Странная семейка живёт в старинном доме вдали от цивилизации. Столь же любопытная, сколь и симпатичная новая соседка суёт свой милый носик не в своё дело, и древние тайны потихоньку начинают открываться. Это всё, что можно выудить из загадочного трейлера. Главные актёры уже отметились в таинственных триллерах: Чарли Хитон известен ролью Джонатана из «Очень странных дел», а Аня Тейлор-Джой играла блондинку в «Ведьме» и брюнетку в «Сплите».

Акт возмездия (Acts of Vengeance, 2017)

Вслед за Джеки Чаном из фильма «Иностранец» на путь возмездия за убитых родственников вступает ещё один ветеран — Антонио Бандерас. Его герой по имени Фрэнк и по фамилии Валера теряет сразу и жену, и дочь. Следователи топчутся на месте, и Валера сам отправляется на поиски виновных. Забудьте о законе, проклятые преступники, теперь всё будет по понятиям. Герой даёт обет молчания, чтобы не разговаривать с вами, а сразу убивать! Ну, и чтобы как-то отличаться от других мстителей. Израильский режиссёр Айзек Флорентайн снимает в узкой нише: только ниндзей, рейнджеров и прочих спецназовцев, так что можно предположить, что Валера не будет особенно церемониться с подозреваемыми.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить