Кино-логика Дм.Белова: Я взрослею

Это раньше Pixar выпускал по фильму в год. В последнее же время срок вынашивания плода творчества студии составляет в среднем 9 месяцев. Всё как у людей! Новый релиз в кинотеатрах цивилизованного мира называется «Я краснею».

ФИЛЬМ

Я краснею
(Turning Red, 2022)

В самом обычном чайнатауне самого обычного города Торонто живёт самая обычная девочка Мэйлинь. Ей только исполнилось тринадцать, у неё есть три лучшие подруги, отменная успеваемость, невпроворот девчоночьих дел и характеристика от учителя математики: «очень бойкая и несколько назойливая юная леди». Вдобавок ко всем делам, в город собирается приехать бойз бэнд 4-Town, вызывающий у прекрасной половины школы писк, визг, сладостное томление и счастливые обмороки.

На самом деле Мэй обычная только с виду. Pixar, слава богу, не достиг такого уровня независимости от зрителей, чтобы снимать фильмы о самых обычных девочках. Её семья — хранители храма (коротко — храмители) праматери Сан-И и её красных панд. Все женщины этого древнего китайского рода отмечены особым заклятием, и Мэй не исключение. Девочка взрослеет слишком рано, и «Дни красной панды» становится сюрпризом для всех.

Эти дни — не те дни, о которых вы подумали; те дни — проклятие не только китайских девочек. Мэй превращается в огромную красную панду — в полтора человеческих роста и штук шесть человеческих объёмов, и происходит это в моменты эмоциональных потрясений. Её задача — держать своего зверя в узде, чтобы в ночь красной луны провести ритуал и заключить дух панды в специально предназначенный для этих целей предмет бижутерии.

Визуально фильм выполнен в традиционной пиксаровской манере: разноцветно, красочно, дорого-богато, с мельчайшей детализацией задников и передников и уже ставшими классическими диснеевскими физиономиями. Звери очень мохнатые и забирают на себя — нет, не львиную, это же панды! — но всё равно значительную часть бюджета, общий размер которого составляет 175 миллионов и приближается к верхней студийной планке. Из оригинальных красот — залитый тишиной и солнечным туманом бамбуковый лес, он же обиталище духов и астральный пункт пандовысвобождения.

Вышеупомянутые физиономии весьма современны в смысле расового многообразия — здесь оно с поднебесным уклоном. С семейством Мэй всё ясно, подруги Мэй — индианка Прия, нормальная Мириам и коренастая Эбби, которая, судя по внешности и имени актрисы озвучки, имеет корейские корни. Но это всё — дело десятое. Гораздо важнее, что эта троица как бы отражает триединство характера самой Мэй: Эбби — обыденная взрывная боевитость, Прия — требуемая невозмутимость и Мириам как равновесное состояние. Смешных ситуаций очень много, но именно Эбби и Прию мы можем рассматривать как comic relief этого фильма, а ещё можем впечатлиться многозадачностью персонажей.

Сценаристом и режиссёром выступила 33-летняя китаянка Доми Ши, три года назад заработавшая «Оскар» за короткометражку «Бао» об ожившем пельмешке. Здесь пельмени тоже есть, их много (какая-то детская травма?), но не оживает ни один. Не каждому дано быть Питом Доктером человеческих душ — а именно Пит создал такие шедевры студии, как «Головоломка», «Душа», «Корпорация монстров» и «Вверх» — но история Доми тоже получилась яркой, живой, забавной и трогательной. Минимум для пиксаровского фильма выполнен — и это как минимум.

Но мало кто из авторов студии ограничивается проходным баллом и поверхностными, пусть и работающими, эмоциональными спецэффектами. «Не в мою смену!» —говорит нам Доми Ши.

«Я краснею» — это полномасштабная история coming-of-age (по-нашему — взросления), состоящая из постепенно вскрывающихся подсмыслов.

Все они растут из довольно жёсткого, но отнюдь не топорного воспитания дочки властной матерью при мягком отце. Отношения выстроены так, что Мэй всю жизнь считала мамины указы собственными желаниями, и только сейчас осторожно начинает подвергать их анализу, сомнениям и, как следствие, протестовать и пытаться снизить степень зависимости. Ноги этой системы отношений растут из собственного детства Мин (так зовут маму) — то есть, всё по-взрослому, и решать проблемы придётся всей семьёй, которую мы вправе назвать «Панды Нью-Йорка», то есть, конечно же, Торонто.

Четыре подружки не раз и не два говорят о фазовом переходе из девочек в женщин, но это снова не то, о чём вы подумали. Во-первых, Пиксар под Диснеем ходит, и даже такие разговоры — настоящий фем-прорыв. Во-вторых, вы вообще в своём уме? Девчонки только вступили в пубертат, и «первым шагом в женственность» назначен концерт 4-Town. Ужимки, причёски и вообще внешний вид участников группы — отдельная умора, вызывающая приятные воспоминания о бойфренде Райли из «Головоломки».

Мириам, Прия и Эбби принимают альтернативный облик Мэй почти мгновенно, что говорит нам о верности дружбы, адаптивности детского мозга и о том, что панда гораздо симпатичнее, например, опоссума. Древнекитайский дух во плоти — главная и единственная метафора перемен в характере Мэй, но какая! Большая, толстая, пушистая, красная, видная за километр — но на всякий случай её ещё и проговаривают.

Главная героиня встаёт перед выбором: отказаться от дикой, но симпатичной части себя или попробовать ужиться со своим внутренним зверем.

Финал. А что финал? Вот избавятся пиксаровцы от диснеевского гнёта — увидим и неоднозначные, и открытые концовки, а может, даже парочку трагических! А пока что всё будет хорошо. Причём у всех: за 27 лет существования студии её авторы проделали большую работу по замене злодеев на внешние вызовы и внутренних демонов. И вот же сюрприз: у них

снова получился отличный фильм.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить