Кино-логика Дм.Белова: Сочувствие господину Месть

Warner Bros и DC Comics достают из рукава не туза, а кое-что посолиднее. Фильм Тодда Филлипса «Джокер» даже не включили в расширенную киновселенную, чтобы её не разорвало на мелкие нейтрино победителем венецианского фестиваля. Трейлеры обещали беспримерный драматизм и конкурента Самому Джокеру Хита Леджера.

ФИЛЬМ

Джокер (Joker, 2019)

    В Готэме кучи мусора, стаи огромных крыс, напряжённая атмосфера и скорые выборы мэра. Артур Флек живёт в старенькой квартире со старенькой мамой, работает в занюханной клоунской фирме и ходит в потёртый кабинет психосоциальной помощи. Над ним издеваются, его не слушают, его даже бьют. Всё, что у него есть — это негативные мысли и семь видов таблеток от них.

    Спусковой крючок пистолета, подаренного Артуру коллегой для самозащиты, становится спусковым крючком перемен. В вагоне метро трое лощёных мерзавцев пристают к девушке. Эмпатия Артура безвольная, а воля бессильная, но инстинкт самосохранения вполне звериный.  Именно здесь, в готэмском метро, заканчивается Артур и начинается Джокер.

    Выдайте, пожалуйста, Хоакину Фениксу два оскара. Один — за огромную по объёму и мощнейшую по смыслу работу над психически нестабильным персонажем и отдельно второй — за смех. Жуткий, нечеловеческий, чужой, больной смех, не имеющий отношения ни к внутреннему, ни к внешнему состояниям. Несимметричное лицо и неровные зубы Феникса на крупных планах усиливают кривизну отражения внутреннего мира Артура —

    смотреть на это больно и страшно. И чем дальше, тем больнее.

    Сочувствие к главному герою накапливается и взрывается в точке, где маленький мальчик сидит у радиатора. Эта часть истории могла бы показаться спекулятивной, если бы была расположена не в том месте, ближе к поверхности, если бы мы уже не увидели, каково быть Артуром.

    Артур, получивший черепно-мозговую детскую травму вместо безусловной любви, не умеет даже радоваться, не то, что любить. Он безуспешно пытается копировать положительные эмоции и проваливает свой пусть призрачный, но всё же шанс на любовь. Его ухаживание выглядит как преследование, его отношения — это ненадолго разбуженные фантазии. Сюжетная «хоба» (или по-иностранному, твист), приходится на середину фильма и усугубляет мрак. «Я не был счастлив ни одной минуты своей жизни». Кто-то в этом виноват. Некоторое время Артур рассматривает возможность разделить ответственность с обществом, но всё-таки выбирает общество.

    Романтизирует ли «Джокер» насилие? Да ни в коем случае. Оправдывает ли? Если вы готовы примерить на себя мучительную судьбу Артура Флека, то — возможно. На вопрос, не спровоцирует ли «Джокер» кого-нибудь на насилие, Тодд Филлипс ответил, что его история происходит в выдуманном мире. Гнилая отмазка, Тодд. Твой Готэм почти не отличим от Нью-Йорка, а твой

    Артур настолько реальный, что распространяет правдивость на всё вокруг — и на окружающий мир, и на зрительный зал.

    Никогда ещё DC Comics не был так реалистичен. Даже у Нолана был номинальный супергерой Бэтмен с немного футуристичными технологиями. У Филлипса Бэтмен представлен двухминутным молчаливым мальчонкой Брюсом — он не то что не супергерой, а вообще не герой, просто эпизод.

    «Джокер» — это фильм одного персонажа и одного актёра,

    роль второго плана можно наскрести разве что с Роберта Де Ниро. Принадлежность Джокера миру комиксов формальна и никак не влияет на реализм уровня европейской социальной драмы. Приходится сжиматься, тревожиться и сочувствовать Артуру до окончательного его превращения в Джокера. Тревога не отпустит до самого финала, вы будете думать о нём перед сном и, скорее всего, на следующий день тоже.

    Обычно я пропускаю саундтреки мимо своих оттоптанных медведями ушей, но на этот раз меня предупредили. Пришлось слушать, тем более что Джокер исполняет как минимум четыре одиночных танца. Ритардандо, если не сказать диминуэндо виолончели Хильдур Гуднадоттир кого хочешь низвергнет в ад. Её струны — тросы, его безумие — кабина лифта, медленно спускающая танцующего Джокера в пучину освобождающего хаоса.

    Давайте не будем сравнивать героев «Тёмного рыцаря» и «Джокера». Это разные Джокеры (да-да, так бывает, есть, например, менее значительные Джокеры, такие, как Джек Николсон и Джаред Лето), оба они — прекрасные и ужасные. Джокер Хита Леджера — злой, отвязный и свирепый, Джокер Хоакина Феникса — мрачный, несчастный и детально выписанный. А «Джокер» Тодда Филлипса, который, как и Кристофер Нолан, не только режиссёр, но и сценарист — явный претендент на лучший фильм года.

    Новинки ближайшего уикенда

    Андрис Гауя поселил в одном доме музыкального продюсера Ральфа, жену, любовницу и 12-летнюю дочку в фильме «Ничто не остановит нас». Давайте посмотрим, что получилось.

    Близнец (Gemini Man, 2019)

    Два Уилла Смита по цене одного в фильме Энга Ли.  Конечно же, мы сэкономим, но сделаем это на следующей неделе. Можете нас не дожидаться, вот сеансы:

    Дождливый день в Нью-Йорке (A Rainy Day in New York, 2019)

    Всему на свете приходит конец, даже ежегодным фильмам Вуди Аллена — прошлый состоялся в 2017-м. Удвоивший силы режиссёр снова хочет показать нам свой любимый Нью-Йорк. Точнее, это урождённый манхэттенец Гэтсби хочет показать свой любимый город милой аризончанке Эшли. Но знаете, как это бывает: сначала дождь, потом интервью со знаменитым режиссёром, и Эшли затягивает нью-йоркская богема. Гэтсби тоже не теряет времени даром и случайно сталкивается с давней знакомой.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    За эфиром
    За эфиром
    Новейшее
    Интересно