Кино-логика Дм.Белова: Приёмное дитя природы

Как порой говорят жители гор — не свистишь и не зимуешь, так хотя бы спой. В кинотеатрах наших равнин — фильм с самым необычным названием ушедшего лета: «Там, где раки поют».

ФИЛЬМ

Там, где раки поют
(Where the Crawdads Sing, 2022)

30 октября 1969 года, Баркли Коув, Северная Каролина. Лучший квотербек города Чейз Эндрюс найден мёртвым на болотах, под двадцатиметровой птичьей вышкой. На одежде Чейза — красная шерстяная нитка, в доме «болотной девочки» Кэтрин Кларк — красная шерстяная шапка.

Полицейские в два счёта находят Кэтрин и на счёт три закрывают её в камере предварительного заключения. Обвинение считает, что обвиняемая обладает врождёнными качествами, подходящими для убийства. Защита полагает, что у подзащитной есть алиби, а у обвинения нет улик. Старый адвокат, бросивший ради этого дела рыбалку, домино или чем там занимаются каролинские пенсионеры, просит девушку рассказать о себе. Мы отправляемся на 16 лет назад, когда Кэтрин была маленькой Каей. Когда нужно было не показываться на глаза, не попадаться на пути и прятаться там, где поют раки.

По данным сайта Rotten Tomatoes, только 38 процентов критиков написали на этот фильм положительные рецензии. Среди зрителей, голосующих на этом же сайте, процент удовлетворённых — 96. Разница в оценках — явление нередкое, но 58 процентных пунктов — самая большая разница из тех, что я видел. Давайте разбираться.

Сначала — красивое.

Главное украшение этого фильма, наравне с прекрасными болотами, по которым, словно гондольеры по Венеции, плавают на лодках местные жители — это Дейзи Эдгар Джонс. Довольно поздно появившись на больших и малых экранах, актриса стремительно набирает популярность.

В этом году Дейзи уже появилась в трёх заметных проектах — «Свежатинка», «Под знаменем небес» и «Там, где раки поют». А роли, роли: тут тебе и «жертва», и «аутсайдер», и «уязвимая», и «девушка в беде», и сочетания всего перечисленного. Похоже, для актрисы нашли амплуа, широкое ровно настолько, чтобы вместить нежное личико, бровки домиком, носик туфелькой и розовеющие щёчки. Это ни в коем случае не приговор и не обвинение в аморфности — у всех этих девушек со времён «Нормальных людей» есть характер, а в характере — стержень. Вот и получается, что процентов 90 мужчин и минимум 4-5 процентов женщин голосуют «за» только из-за Дейзи.

Критик же — существо бесчувственное и бесполое, на румянец не клюёт. Ему, критику, подавай сложную конструкцию слёзовыжималки с плавным, многоступенчатым педалированием. Если педаль напрямую связана со слёзной железой, то критик, скуксившись, назовёт процесс выжимания эмоциональной спекуляцией или даже манипуляцией. Нельзя просто так брать и выкручивать щеночку лапку, заглядывая камерой в его большие печальные глазки.

У грязной, босоногой, брошенной девочки Каи, конечно же, есть отчётливые признаки лапок и глазок. Но не спешите клеймить создателей. Во-первых, кто вы такие, чтобы обвинять несчастного ребёнка в манипуляциях?! В дебрях Северной Каролины середины прошлого века возможно и не такое. Во-вторых, история постепенно развивается и становится достаточно сложной — особенно для пасторального наивизма американской глубинки 60-х — чтобы поплакать на любой вкус, кроме самого утончённого (или самого прагматичного).

Трудна судьба болотной девочки, приёмного детёныша природы, но она не состоит из сплошных несчастий. Да, её бросили выживать, и это было первым из четырёх больших предательств. Да, её боялись, презирали и даже ненавидели. Но кроме страха и одиночества, в жизни Каи были и любовь, и трепетный восторг окружающим миром, и неутолимая жажда знания, и даже настоящие творческие успехи. К концу фильма под педалью накапливается много промежуточных звеньев, и на вердикте присяжных вы сможете поплакать более сложными слезами, чем когда босая малютка принесла продавать мешок собранных моллюсков. Если, конечно, ваши железы не железные. А от чего — от облегчения, от злости или от жалости — увидите сами.

Возможное обвинение в банальности сравнений зачтём, как частично справедливое.

«Боль ушла, как вода в песок» — это почти как сравнить дождь со слезами, траву с ковром или волосы с вороновым крылом. Но у стороны защиты тоже есть, что представить жюри: забравшись на вышку, Кая говорит, что болота отсюда — как друг детства, лицо которого впервые видишь целиком.

Одно из негласных правил кинокритиков гласит: увидел на экране первый поцелуй внутри кружащего вихря красивых осенних листьев — поставил минус. Если в следующей сцене герои лежат на пляже на фоне заката — обвёл минус пожирнее. И гадко ухмыльнулся.

Во-первых, критик — не только бессердечное существо, но и неромантическая тварь (или просто завидует партнёрам Дейзи). Во-вторых, это просто эпизод, пусть даже двойной — суперсентиментальное комбо. Романтическая линия в целом довольно внятная — с фантазиями, надеждами, разочарованиями, треугольником, абьюзом и даже физическим насилием. Кроме того, романтическая линия — важная, но не единственная и даже не главная в истории отношений лесной феи и мира людей. А кто назовёт фею болотной кикиморой, тот критик!

Плавность повествования и драматургическая стройность, вероятно, происходят из литературного источника.

В 2019-2020 годах Роман Делии Оуэнс «Там, где раки поют» 32 недели подряд возглавлял список бестселлеров по версии New York Times Fiction, а к началу 2022-го суммарный тираж книги составил потрясающие 12 миллионов экземпляров. То есть, на каждые 500 Библий — по одному роману Оуэнс.

Актёрский состав сложно назвать звёздным. В треугольнике с Дейзи — малоизвестная молодёжь: Тейлор Джон Смит и Харрис Дикинсон. Самые опытные сыграли адвоката и отца болотной девочки. Их лица запоминаются гораздо лучше, чем имена: Дэвид Стрэтэйрн и Гаррет Диллахант.

Критика хлебом не корми, только дай ему неоднозначный финал «на подумать», а лучше и вовсе оборванный на полуслове. Помните, как Фрэнк Дарабонт без всяких видимых причин унавозил концовку великолепного «Шоушенка» сахарным сиропом? Наверняка фильм не получил ни одного «оскара» именно из-за этого, а не из-за конкуренции с «Форрестом Гампом».

«Там, где раки поют» мог закончиться на десять минут раньше, оставить в зрительских головах туманную взвесь и претендовать на «оскар» в категории «самый милый носик главной героини». Как бы не так. Каким-то бешеным миксером авторы взбили из сиропа финальный ком сахарной ваты. В отличие от старины Фрэнка — не без причин, а чтобы поставить эффектную точку.

Думать вам не придётся — во всяком случае, над главной криминальной интригой. И хорошо: будут силы поразмышлять о столкновении человеческого правосудия с вселенской справедливостью и о том, имеет природа злую сторону или просто показывает затейливые способы выживания.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще