Кино-логика Дм.Белова: Последняя старушка

Хороша ложка к обеду. «День независимости», например, вышел на экраны 3 июля. Рождественские комедии появляются к Рождеству. Трудно придумать лучшее название фильму, выходящему на Хэллоуин, чем «Хэллоуин».

ФИЛЬМ

Хэллоуин (Halloween, 2018)

Двое журналистов прибывают в психиатрическую лечебницу строгого режима «Смитс-Гроув». Режим настолько строгий, что пациентов выгуливают на красно-белой «шахматной» площадке, приковав цепями к бетонным блокам. Акулы пера и телеэкрана пытаются спровоцировать Майкла Майерса на эмоциональную реакцию, тряся знаменитой маской за его спиной. Майкл внешне не реагирует, но судя по всему, обидчиков запоминает.

За три тысячи редакционных долларов журналисты добиваются встречи с Лори в её доме на окраине Хэддонфилда, Иллинойс, пытаясь раздуть тлеющие угли костра 40-летней давности. Бабуля-затворница выставляет их несолоно хлебавши.

В Хэддонфилде — предпраздничная суета. Детишки помладше примеряют костюмы, детишки постарше (среди которых внучка Лори) обжимаются по углам и готовятся к Большой Вечеринке. Родители (среди которых дочь Лори) расслабляются и не думают о плохом. В лесу неподалёку автобус, экстрадирующий пациентов Смитс-Гроув в другую клинику, съезжает в канаву. Сумасшедшие разбредаются кто куда. Лори берёт ружьё. Она ждала Майкла 40 лет.

Да-да, это не какая-то другая Лори, а та самая Лори Строуд в исполнении Джейми Ли Кертис второй раз восстаёт из мёртвых. Мустафа Аккад, посвятивший свою киножизнь продюсированию франшизы с самого 1978 года, воскресил Лори в «Хэллоуин. 20 лет спустя», потом снова убил в «Хэллоуин. Воскрешение» (странно, правда?), а потом, в 2005 году, умер сам. Режиссёр Роб Зомби (а вот это не странно) в 2007 году взялся за ремейки и взял себе новую Лори, помоложе. Но сейчас уже вообще непонятно, кто главный. Этим воспользовался Дэвид Гордон Грин, сняв свой «Хэллоуин», с блэкджеком и так далее — очередное прямой сиквел первого.

Раз уж самый первый, карпентеровский фильм не оставили в покое, наклепав девять продолжений, перезагрузок, дозагрузок и ремейков, то почему бы Грину не отменить их все и не осовременить похождения Майкла Майерса, не теряя связи с оригиналом?

 Мустафа его уже не одёрнет. Анархия: кто последний, тот и прав. А идея-то светлая, если принять за аксиому «нельзя не снимать». Положа руку на сердце, отметим, что несмотря на новаторский подход Карпентера-78 и культовый шлейф, сопровождающий ранние произведения режиссёра, сейчас его фильм выглядит пародией на слэшеры, которым он сам открыл дорогу.

И если вы не посмотрели первый «Хэллоуин» вовремя, то сейчас его можно рекомендовать разве что в образовательных целях.

Но идея идеей, а что с воплощением? Можно ли сказать хоть какое-то новое слово в выхолощенном и высмеянном за 40 лет поджанре? Новый «Хэллоуин» отвечает: не в этот раз. Фильм снят канонично. В рафинированно-бессодержательную образцовую классику вкраплена небольшая психосемейная рефлексия, вот, пожалуй, и всё усложнение. Разумеется, кино не стоит на месте и больше не позволяет себе совершенно идиотского размахивания ножом перед собственными глазами, пусть даже это была проба карпентеровского пера. Нелепая сцена убийства Майклом-мальчиком своей сестры целиком вырезана из оригинала и вставлена в новый фильм как безмолвное напоминание о  прогрессе выразительных средств кинематографа.

Десятилетия повторений выработали в зрителе иммунитет к стандартному комплекту слэшер-приёмчиков. Они перестали быть страшными.

Некоторое время они были смешными, но пять частей «Очень страшного кино» убили всё веселье. Тем не менее, Грин использует их все без единой улыбки, всё всерьёз. Jumpscare и ложный jumpscare, «что это за шум, сходи посмотри», громкий зловещий аккорд при обнаружении злоумышленника, зацепившаяся за забор штанина, просовывание рук прямо сквозь дверь и «давай-ка выйдем из машины поближе взглянем на бродящих в тумане странных людей в белом» как частный случай гражданской ответственности. Особенно хочется отметить напряжённо крадущегося в автобусе мальчика с винтовкой и его папу, резко выпрыгивающего из-за кресла с возгласом «Не стреляй!».

Майкл, как и прежде — смертоносный хищный организм, неизведанное безмолвное зло. Изведывали его, изведывали 50 психиатров за 40 лет (каждый в среднем 9 месяцев и 18 дней), да так и не изведали.

Он по-прежнему подкрадывается, стоит по тёмным углам, любит использовать нож с широким лезвием и может убить вас без видимых причин, просто потому, что проходил мимо. В один момент кажется, что мы станем свидетелем подтверждения предположения, что Майкл — не человек, а идея, не злодей, а лишь сосуд для зла, которое может с оказией перетечь в более подходящий сосуд. Но этого не случилось.

Оказалось, у текущего психиатра хватает своих злобных тараканов.

Новый Лумис напоминает персонажа «Чужих» Бурка, задумавшего провезти на Землю живого ксеноморфа.

Очень здорово для легитимизации сиквела, что спустя сорок лет Джейми Ли Кёртис снова играет главную женскую роль. Лори, посвятившая свою жизнь подготовке к новой встрече с Майклом, внешне изменилась, но не радикально. Сейчас Джейми выглядит на свои 59, а в 19 выглядела на 30 — в общем, узнаваема. Майклу стукнул 61 годик, но он всё такой же крепкий. Как и в молодые годы, он мгновенно садится в прямой угол из положения лёжа и без какого-то вреда для себя ловит пули, в том числе лицом.

Даже не знаю, кому посоветовать такой фильм.

Возможно, ностальгирующим по старому «Хэллоуину», но не слишком сильно. Не настолько, чтобы считать его единственно верным, а осовременивание — оскорблением. Для тех, кто не знаком с предысторией, но почему-то пошёл в кино, предлагаю попытаться предсказать, кто умрёт первым и угадать «последнюю девушку» (final girl — термин, попавший в обиход после карпентеровского фильма). Хоть как-то развлечётесь.

Новинки ближайшего уикенда

Русская фантастика, научная, космическая и драматическая. Когда ещё такое увидим? Идём на «Пришельца», но не пропускаем это:

Девушка, которая застряла в паутине (The Girl in the Spider's Web, 2018)

Продолжение экранизаций истории девушки, которая что-то там делала, причём очередную книгу написал не Стиг Ларссон, а Давид Лагеркранц. Лисбет Саландер тоже новенькая — её играет не Нуми Рапас и не Руни Мара, а набравшая нешуточный карьерный ход Клэр Фой. Наша старая знакомая хакерка оказывается втянутой в неприятную историю с участием шпионов, киберпреступников и коррумпированных чиновников.

Колетт (Colette, 2018)

Кира Найтли в роли Джанго — литературного негра на пути к свободе. Юная и деревенская, но яркая и талантливая Колетт выходит замуж за посредственного, но парижского писателя. Муж сначала просит, а потом и заставляет её писать книги от его имени. Истории о девушке Клодин становятся чрезвычайно популярными. Колетт, вот же нахалка, хочет своё имя на обложку, свободу, мужской костюм и любовницу.

Оверлорд (Overlord, 2018)

Ещё одна идея, за зелёный свет для которой мы должны поблагодарить продюсера Джей Джей Абрамса. Вторая мировая война, близится «день D». Два американских десантника, выживших при крушении самолёта, проникают в оккупированную немцами деревню. Оказывается, что оккультизм и прочая паранормальщина — это не просто слухи. В тайных лабораториях тысячелетний рейх создаёт свою тысячелетнюю армию.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно