Кино-логика Дм.Белова: Пятеро друзей Араухо

Наш кинорадар, вот уже более полугода работающий поверх кинотеатров, остановился на Аргентине, клюнув антенной на броское название — «Афера века». Более точная калибровка оптики обнаружила эрзац успешной кассы — лидерство аргентинского фильма по зрительскому вниманию на крупном портале. Это судьба.

ФИЛЬМ

Афера века
(El robo del siglo, 2020)

Мастерская художника. Лёгкая музыка. Девушка на диване. Мужчина постарше средних лет с поистине орлиным носом смотрит на картину. Камера смещается, и мы видим, что картина не простая, а трёхмерная.

Тот же мужчина — для простоты назовём его Фернандо Араухо — пытается придать значимость собственному существованию в кабинете психотерапевта. Тот же Фернандо, но уже в спортзале, проводит приём дзюдо, приговаривая, что нужно использовать силу противника против него самого.

Больше мы не вернёмся ни в мастерскую, ни на татами, поэтому нам придётся связать вместе и притянуть за уши смыслы этих сцен, да так, чтобы к ограблению банка подошло. Ведь зачем-то это было нужно: вряд ли просто для того, чтобы повесить ружьё «Фернандо — художник» и ружьё «Фернандо- дзюдоист», а потом залпом не выстрелить из обоих. Я заключил такой договор с совестью: 3D-опыт позволяет главному герою держать в уме план здания и коммуникаций, а «силой противника» назначим охранные системы банка.

Как бы то ни было, долго ли коротко ли, но Фернандо, словно Джордж Денбро за бумажным корабликом, следует за окурком к люку канализации прямо возле банка. В ливнёвке его ждёт не страшный клоун, а идея на многие миллионы песо. План вызревает не только на гидропонике в подвале его дома, но и в буйной головушке — а не ограбить ли ему Banco Rio? Кроме плана Фернандо нужны техника, деньги и рабочие руки. Он приступает к поиску подельников.

Наши ружья стреляют. Лёгкая музыка упомянута неспроста. Она задаёт тональность всему повествованию. Для рассказа об «ограблении века» (именно так называется фильм в оригинале) авторы выбрали легкомысленность и что-то вроде игривости. План есть не только в подвале и голове Фернандо. При составлении плана на фильм режиссёр Ариэль Виноград, видимо, вдохновлялся знаменитым капитаном Зеппом Бранниганом, который как-то сказал: «Как и все гениальные идеи, мой план прост до идиотизма». Если считать идиотизм не клиническим, а бытовым, и измерить гениальность популярностью на известных порталах, то всё подходит.

Чтобы как можно подробнее показать саму процедуру ограбления, пожертвовали историями персонажей. Наверняка главный герой за кадром обладает особой харизмой — кроме девушки в мастерской, он склеивает ещё одну юную и красивую особу, покоряя её расхожими фактами из школьного учебника астрономии. Если не обладает, то придётся перефразировать известного поэта-песенника и предположить, что девки любят за длинный нос горбатый и за мрачное лицо. Фернандо не то, чтобы красавчик — играющему его актёру Диего Перетти 57 лет, и при этом консервантов в нём гораздо меньше, чем в Томе Крузе и Брэде Питте. Чуть больше внимания, чем другим, досталось персонажу Гильермо Франселья. Ну так на то он и звезда — даже ваш покорный слуга, который видел всего четыре аргентинских фильма, в трёх из них встретил Гильермо.

Само по себе отсутствие человечности в такого рода фильме — случай не уникальный. Даже Джейсон Стэтхем грабил банк. Но вот ради чего авторы пожертвовали человечностью? Что особенного в этом ограблении? Да ничего, кроме реальной истории, на которой основан фильм (она же — тормоз для воображения сценаристов, если предположить, что оно было).  Даже Джейсон Стэтхем грабил банк интереснее. Нет, туннель заговорщики вырыли довольно зрелищный, и градус его наклона — 69 (есть ли число красивее?), но всё, что сделали Араухо и компания в кино и в реальности, уже много раз другие люди делали просто в кино. Ощущение вторичности не покидает ни на секунду. Это тоже не беда при определённой креативности подачи, но Виноград сделал ставку на невыносимую лёгкость восприятия и захотел угодить всем, не жалея детей и стариков.

В ткани повествования замечена пара-тройка общественно-политических вставок: левая попытка подвести под ограбление социально-справедливую базу, упоминание жестокости аргентинской полиции и прелести употребления лёгких наркотиков. Юмористические элементы — нелепый наряд главного героя да комичный топоток спецназовцев. Остальное или сгинуло в дубляже, или никогда не существовало.

В любом случае, спасибо что рассказали. А то как бы мы узнали, что в провинции Буэнос-Айрес в 2006 году случилось ограбление века? По-моему, самое интересное в фильме — реальные кадры хроники в финале. По ним видно, что к декорациям авторы отнеслись довольно-таки ответственно. Вот если бы ещё на месте Винограда оказался какой-нибудь Финчер или, наоборот, Ричи. А так получилось как в том анекдоте: «Паваротти? Нет, не понравился — картавит, в ноты не попадает. Вы были на концерте? Нет, но мне Рабинович по телефону напел».

Фото: AZ Films

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить