Кино-логика Дм.Белова: Оно здесь больше не живёт

Андрес Мускетти за базар ответил: сказал «1», говорит и «2». Благо, правильно сложились и звёзды, и касса. Ловким, почти незаметным фигурным разрезом разделив тысячестраничный кирпич пополам, Мускетти представляет нам «Оно 2» — окончание истории, леденившей души книго- и кингофилов ещё тридцать лет назад.

ФИЛЬМ

Оно 2 (It Chapter Two, 2019)

    А может быть, не 30, может быть, 27 лет, совпавшие с затишьем в Дерри, штат Мэн. И вот уже на дворе 2016-й, на главной городской площади сверкает, кружится и галдит очередная ярмарка. Группа ревнителей традиционных ценностей встречает Адриана Меллона с бойфрендом и заявляет свои права на город: «Гомикам не место в Дерри». Слово за слово, гопники бьют влюблённых и скидывают Адриана с моста в городской канал. Танцующий клоун Пеннивайз вылавливает Адриана из воды и выгрызает ему сердце.

    Оно проснулось и Оно голодно.

    Майк Хэнлон, единственный член клуба неудачников, оставшийся в городе, читает «Историю старого Дерри», внимательно слушает полицейскую частоту, сопоставляет убийства и пропажи, много думает и тоже понимает: Оно проснулось. Майк берёт телефон и звонит Биллу, Бену, Беверли, Ричи, Эдди и Стэну. Клятва есть клятва. Пора возвращаться домой.

    «Что за клятва?» — возможно, спросите вы. «Ну, вы, блин, даёте!» — скорее всего, отвечу я. Не думаю, что есть смысл начинать второй фильм, не помня первого, даже с учётом «ранее в "Оно"», короткой сцены-напоминалки в дебюте. И вообще, это второй фильм только формально, «Оно» — цельная история. «Прошло 27 лет» — это не блажь студии в оправдание сиквела, а прямое, каноничное продолжение кинговского произведения. И случай на мосту (и под мостом) с Адрианом Меллоном — это буквальное следование тексту, дань уважения Большому Американскому Роману — так же точно и подробно описан случай с Джорджи Денбро в начале первого фильма.

    Считал и продолжаю считать, что создатели фильмов почтительно отнеслись к источнику, несмотря на выход Кэри Фукунаги из команды сценаристов (по слухам, он относился к роману особенно трепетно). Изменения и сокращения неизбежны, и в основном они коснулись историй персонажей, а вместе с ними — глубины погружений в кошмары деррийской семёрки. Семь человек не раскрыть ни за два часа, ни за пять.

    Но Мускетти сделал всё что мог, учитывая, что бо́льшую часть времени он устраивал хоррор-калейдоскоп.

     Неудачники, покинувшие Дерри, все как один стали удачниками и все как один как будто забыли, что именно с ними произошло. Билл стал известным писателем ужасов (зрителя ждёт отличное тематическое камео Стивена Кинга), Бен — знаменитым архитектором, Беверли — дизайнером с именной линией одежды, болтун Ричи Тозиер — звездой стендапа, Эдди — крупным риск-аналитиком, у Стэна тоже с виду всё в порядке. Все они разъехались кто куда, но всех их объединяет одно: им необходимо собраться вместе и добить древний ужас, прячущийся глубоко в канализации Дерри и глубоко в сознании каждого.

    Опасения, что 40-летки нашего времени сильно уступят в харизме 13-леткам восьмидесятых, не подтвердились. То есть, конечно, уступают, но не критично. К тому же детишки изо всех сил поддерживают своих взрослых, активно участвуя в перекрёстных сценах-воспоминаниях. По кастингу нет никаких нареканий (кроме одного, но о нём ниже), все взрослые похожи (даже внявший фэт-шеймингу и радикально изменивший себя Бен), все играют не хуже детей. Приятно удивил Билл Хейдер, из которого получился идеальный большой Ричи, сохранивший все повадки Ричи маленького.

    Бев, Бевви, Беверли. Волосы — зимний огонь, январские угольки. Подойди, Бевви. Ты всё ещё моя девочка? Когда у меня будет сто, а лучше двести миллионов лишних долларов и связи в Netflix, я найму Дени Вильнёва, Михаэля Ханеке и Ари Астера, и они снимут мне «Оно: Хроники Беверли» из 24-х пятидесятиминутных серий. Те же события глазами Беверли Марш — девочки, искалеченной, но не сломленной ни жестокими сверстниками, ни отцом-насильником, ни мужем-как-отцом, ни инопланетным чудовищем. Это будет неторопливая, дотошная, ужасающая история чрезвычайной, почти документальной достоверности и невероятной, недостижимой высоты психологизма. В роли взрослой Беверли — разумеется, Эми Адамс. Кто без подсказок не видит, что Эми и Софи Лиллис — это один человек с 27-летней разницей в возрасте, пусть посмотрит «Острые предметы». Нет, вы не подумайте ничего такого, Джессика Честейн — прекрасная актриса (плохих не берут в «Интерстеллар»), и она отлично подходит на роль Беверли в мире, где нет Эми Адамс. Возможно, для моего плана потребуется машина времени (Софи уже 17), но подумаешь — гулять так гулять!

    А пока денег нет, принимаем версию Мускетти. Делаем это с высокой степенью благосклонности, не забывая, впрочем, разводить руками и приговаривать: «ну а что вы хотели за пять часов», «невпихуемое не впихнуть», «понемножку, зато обо всех», «не то чтобы страшно, но красивенько». «Оно» — всего лишь вторая работа режиссёра, и потренировался он будь здоров, раскидав сцены чистого, незамутнённого хоррора по всему фильму. Чудище стозевно и тысячелико (хоть и предпочитает лицо Скарсгарда-Пеннивайза), есть где развернуться.

    Настоящие мурашки были у меня только раз, вместе с мисс Марш в гостях у миссис Керш, но рефлексы тоже никто не отменял — тело послушно вздрагивает в специально отведённных местах.

    Наряду с классикой скримера Мускетти уделяет особое внимание своим любимым быстрым дёргающимся фигурам и боди-хоррору. Кроме старых знакомых нас порадуют свеженькими страшилами, среди которых членистоногий лицехват с человеческим лицом и чучело Упоротого Лиса.

    Взрослые вспоминают своё детство. Это всегда подкупает, это даже в фейсбучике видеть приятно. У членов клуба неудачников есть ещё и сверхзадача: сделать так, чтобы помнить было важнее, чем забыть. Попытка вернуть себе прошлое вполне человечна даже в бурлящем котле сверхъестественного, а смотреть (и вспоминать) как Бен смотрит на Бев — это как щеночка гладить.

    А если тебе, Постоянный Читатель и Дорогой Зритель, покажется, что всё шло хорошо первые два часа, а к югу от тропы вдруг скатилось в нелепицу, знай: финальная схватка в книге тоже выглядит ой как странно. А всему виной индейцы, их наркотический ритуал Чуд и принципиальная непознаваемость двухмиллионолетней инопланетной сущности. Так что прекращаем ворчать, достаём кошелёчки и скидываемся на «Хроники Беверли».

    Новинки ближайшего уикенда

    Кто не осилил томик «Щегла», айда в кино! Кто осилил, давайте тоже — смотреть, что получилось. А потом на:

    Дорогой папа (2019)

    Бизнесмен Вадим (Владимир Вдовиченков) благодаря своему природному обаянию и дару убеждения находит китайского инвестора для своей компании, оформленной когда-то на его мать. Но вот незадача: мама завещала акции своей внучке, то есть, дочери Вадима, которую он не видел много лет. Бизнесмен едет в провинцию, чтобы при помощи обаяния и убеждения отжать у дочки полмиллиарда долларов.

    Королевские каникулы (Trouble, 2019)

    А вот дворянская старушка не завещала его псиятельству Принцу вообще ничего. Сразу после её смерти его высокопородие был выставлен за дверь. Адаптироваться к уличным условиям и перейти в средний класс ему помогут друзья, среди которых девочка-аутсайдер, а постараются помешать — злобные белки-упыри.

    Синяя бездна 2 (47 meters down 2: Uncaged, 2019)

    Режиссёр Йоханнес Робертс пробует повторить финт плавниками и добыть пару-тройку десятков миллионов для Entertainment Studios, используя для этого надёжный рецепт «Кровь и сиськи» и вдвое увеличивая количество последних. Теперь уже целых четыре подружки-экстремалки опускаются на дно морское в самом нетуристическом месте, чтобы полюбоваться руинами затонувшего города. Да, город затонувший, но не необитаемый: оказывается, в нём поселились большие белые акулы!

    За эфиром
    За эфиром
    Новейшее
    Интересно