Кино-логика Дм.Белова: До свидания, юра

Динозавры продолжают доминировать в поп-культуре. До сих пор не снято ни одного палеозойского блокбастера про парк трилобитов или аммонитов. А вот мир юрского периода получает триквел, который называется «Мир юрского периода: Господство».

ФИЛЬМ

Мир юрского периода: Господство
(Jurassic World: Dominion, 2022)

Преданные фанаты франшизы, люди, предусмотрительно посмотревшие прошлый фильм, или хотя бы те, кто прочитал сюжет второй части в Википедии, прекрасно помнят, что в финале девочка-клон Мэйзи Локвуд открыла динозаврам не только сердце, но и ворота во внешний мир. Спустя четыре года человечество пожинает плоды: мезозавр ворует добычу у краболовов, от вымерших (казалось бы) рептилий вымирает до 37 человек в год, в высших, средних и нижних обществах процветают нелегальные динорынки, а в заплёванных подвалах — подпольные динозавровые бои. И над всем царит ГМО-мегакорпорация Biosyn, занимающаяся самыми разными О — от кукурузы до гигантозавров.

Клэр и Оуэн прячут Мэйзи в уютной хижине в горах Сьерра-Невады. Оуэн вместе с местными ковбоями с гиканьем скачет по округе и арканит паразауролофов, Клэр вместе со старой подругой экспроприирует у экспроприаторов — подворовывает на ферме нелегальных трицератопсят. В лесу бродит велоцирапторка Блю с новорождённой дочуркой. Мэйзи кормит малютку хлебом и нарекает Бетой. Самой девочке уже 14: к экзистенциальному кризису, которому подвержен каждый нормальный клон, добавляется подростковый протест.

Протест заводит Мэйзи на мост, ведущий в город, где её похищают — для начала браконьеры. Девочку везут из локации в локацию и передают из рук в руки — всё более и более ответственные и высокопоставленные. Пункт назначения — заповедник Biosyn в Доломитовых Альпах. Клэр и Оуэн бросаются в погоню.

«Есть ли в этом фильме что-нибудь, кроме аттракциона? — априорно вскинет бровь сюжетолюбивый зритель. — Это же не какой-то там парк юрского периода, это же целый мир». Ну конечно, есть. Пожалуй,

сюжета даже многовато, особенно служебных деталей и сцен, которые громоздятся и суетятся в дебюте, и далеко не все из которых будут иметь значение для развития истории.

«Сюжет спецэффект крадёт», говаривал (но это не точно) сам Рональд Эммерих на заре фильмов-катастроф. Но ничего — новый фильм длится почти два с половиной часа, и времени хватает на всё.

Динозавров — на любой вкус, вес и размер. Не слишком длинная шерсть и более чем скромная мимика животных вкупе с 29-летним опытом создателей и внушительным бюджетом придают динозаврам абсолютную достоверность, а доисторическую быль делают волшебной сказкой — очень красивой и не очень страшной. Техники используют чистую компьютерную графику, motion capture (широко известны кадры, на которых Крис Пратт дрессирует утыканных лампочками мужиков) и старое доброе кукловодство, приводившее в восторг зрителей старого фильма доброго дедушки Спилберга. Старина Стивен, до сих пор продюсирующий франшизу, водил своих кукол не быстрее десяти миль в час — о сумасшедшей, захватывающей дух городской погоне боевых велоцирапторов за мотоциклистом он мог только мечтать.

Из привычного зрителя ждёт очередная воскресная схватка двух йокодзун — ти-рекса и гигантозавра, а из неожиданного — ягодноядность свирепого с виду существа с когтями-ножницами.

Любителей старины — Стивена и вообще — порадует откапывание и возвращение на экран палеонтолога оригинального фильма доктора Алана Гранта и палеоботаника доктора Элли Сэттлер, благо Сэм Нилл и Лора Дерн до сих пор в отличной форме. Причём это не какое-то камео одной сцены, а большое возвращение с полноценным встраиванием в сюжет и манипулированием саранчой размером с кошку. С этими насекомыми также связан редкий, а может, и уникальный спецэффект — вылет снопа горящей саранчи с последующей бомбардировкой местности.

«Самое тёмное время — перед вечным небытием». Математик и теоретик хаоса Ян Малькольм в исполнении Джеффа Голдблюма, вернувшийся во франшизу фильмом раньше — источник нескольких остроумных и мрачноватых шуток на задорном, но плосковатом фоне повествования.

Детали сценария — типичные для фильмов-катастроф — не катастрофа, но без изысков.

Для надёжного поддержания саспенса авторы не гнушаются проверенных клише — нагнетания ужаса музыкой, утробного похрюкивания крупных хищников в ночной тиши, позорных уязвимостей защитных систем, клацания огромными зубами прямо у лиц и даже парочки зависаний над пропастью на руке товарища. Всё это великолепие прекрасно бьёт по площадям — касса стартового уикенда третьего фильма не уступает второму, а тот в итоге умудрился заработать в мировом прокате 1,3 миллиарда долларов.

Антагонист фильма вялый — не слишком кровожадный, не слишком жестокий, не слишком уверенный в себе ген-директор Biosyn. Ян Малкольм обвиняет компанию в использовании любви людей к динозаврам в этически сомнительных целях. Что ж, Universal Studios делает ровно то же, что Biosyn: из-за наших детских привязанностей мы несём свои потом-кровью заработанные миллиарды в корпоративные кассы. Идём даже на третий (а в сумме шестой) фильм, когда понятно, что историю будут высасывать из последних пальцев. Скажем спасибо, что в Universal хотя бы не выводят неистребимую гигантскую саранчу. Если, конечно, это так.

В центре семейной темы — Мэйзи Локвуд. В прошлом фильме девочка была милахой, напоминающей Ньют из «Чужих» сразу по трём позициям: внешностью, жизнью среди чудовищ и воплями на границе ультразвука. Сейчас Мэйзи превратилась в чистую прелесть с розовыми щёчками. Прелести предстоит разобраться с тайной старых родителей и окончательно примириться с любовью новых, а нам — недоумевать, почему исполнительницу её роли Изабеллу Сермон заперли в юрском парке и не выпускают поиграть где-то ещё.

Оуэн Грейди — всё тот же морпех-зоопсихолог, красивый, как Аполлон, неубиваемый, как саранча. Франшиза сплелась с собственными корнями, Крису Пратту лучше к корням не соваться. Сейчас он поднабрал всего парочку малозаметных килограммов, но лет двенадцать-то назад Крис был настоящим пухлячком.

Осторожно, дружище: юрский период закончен, но тебе ещё галактику сторожить.

Супермачо помогает целая банда Girls Power, к которой бескорыстно примкнула отважная Кейла. Она чёрная, она женщина и она предположительно лесбиянка, и всё это чисто для души, а не для «оскара». Вряд ли даже в самую измученную инклюзивностью голову придёт мысль, что «Мир юрского периода: Господство» будет претендовать на какие-то премии, кроме технических. Шах и мат, конспирологи, шах и мат!

Франшиза скукоживается в глазах мировых критиков, и, наверно, заслуженно. Первый «Мир» заработал 71 процент положительных рецензий, второй — 47, последний — 30. Не берите в голову. Как игуанодону не эволюционировать в анкилозавра, как триасу не пересечься с девоном, так и «Миру юрского периода» не стать интеллектуально-фестивальным кинопродуктом. Он для другого.

Приведите в порядок ваши ожидания, приготовьте продолговатый мозг — и вы обязательно получите от фильма доисторическое животное удовольствие.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить