Кино-логика Дм.Белов: Не взлетел

Только лучшим из нас удаётся одолевать тысячестраничные бумажные кирпичи, наполненные буквами. Для остальных есть экранизации. Ровно через шесть лет после первой публикации нашумевшего романа Донны Тартт «Щегол» на экраны выходит одноимённый фильм Джона Краули.

ФИЛЬМ

Щегол (The Goldfinch, 2019)

    Несколько лет назад Тео Декер потерял мать, а вместе с ней все пути к счастью. Тео винит только себя — ведь это только из-за него они зашли в злосчастный Метрополитен-музей. Он виноват и в этом, и во всём, что случилось с тех пор. А теперь ещё и картина. То, что он сделал, нельзя исправить.

    Флэшбек. Тео в музее за минуту до взрыва переглядывается с симпатичной рыжей девочкой Пиппой. Тео забирают в семью — временное опекунство берёт миссис Барбур, мать его одноклассника. Тео приносит кольцо в антикварный магазин — он получил его от человека, умирающего в развалинах. Там Тео снова встречается с Пиппой.

    Флэшфорвард. Тео — специалист по американской мебели. В магазин приходит Пиппа со своим бойфрендом. Она живёт в Лондоне.

    Флэшбек. Тео живёт с отцом и мачехой в Пустынном Тупике. У него новый друг — украинец Борис. Они пьют пиво, курят сигареты и вдыхают кислоту.

    Флэшфорвард. Тео встречается с обманутым покупателем антиквариата. «Я знаю, что ты сделал, — говорит мистер Рив. — Ты украл картину. Продай её мне». Тео обручён. Его невеста встречается с другим.

    И так далее. Тео несёт по жизни согласно случайно заданному вектору, из зависимостей от хороших людей к зависимостям от плохих, а потом от хороших, совершающих плохие поступки.

    Фильм Джона Краули можно смело отнести к не новому, но свеженазванному поджанру — «лайфроуд-муви». История охватывает и в идеальном случае подробно описывает значительный период жизни героя, заставляя проживать годы вместе с этим человеком. Уверен, что Донне Тартт удалось провернуть этот фокус с читателем — Пулитцеровские премии на дороге не валяются. Получилось ли что-то подобное у Краули со зрителем? Подберёт ли он «Оскара»?

    По-моему, нет. Конечно же, мальчик, терзающийся виной за смерть матери, вызовет сочувствие. Но достаточное ли? История мечется и скачет галопом, но даже за таким, не самым оптимальным для жизненных историй аллюром, проглядывается куда более серьёзный эмпатический потенциал, неотвратимо пожираемый малым хронометражом.

    Сам кинобог велел сравнить в этом смысле «Щегла» и «Оно» — экранизации огромных книг вышли одна за другой. Проблема «Оно» точно такая же, но у него хотя бы есть тысяча лиц Пеннивайза, которые могут внезапно выскакивать и заполнять неизбежные эмоциональные лакуны слишком плотно сжатого повествования. Обрезание же «Щегла» остаётся неотомщённым.

    Краули и сценаристам не удаётся рассказать историю плавно, с постепенным углублением смыслов и эмоций. Фильм как будто разбит на главы с длинными названиями, но без содержания. «Глава, в которой миссис Барбур считает Тео членом семьи». «Глава, в которой Тео грустит от того, что даже во сне мать на него не смотрит». «Глава, в которой становится понятно, что Хоби — хороший человек».

    Казалось бы, остановись, расскажи, как миссис Барбур к этому пришла, к тому же её играет не кто-нибудь, а

    сама Николь Кидман, она умеет в глубину, она почти успела даже за отведённое ей мизерное время, но нет, некогда, пора перелистывать ещё десять страниц вперёд. В результате мы получаем не полноценную историю, а «о чём эта история».

    Оакс Фигли, играющий юного Тео, умеет быть серьёзным и немногословным. Сначала показалось, что он прогуливал уроки сильных эмоций, но с появлением на сцене Бориса в исполнении Финна Вулфарда подтянулся и Оакс. Сам же Финн уже стал востребованной звездой, и абсолютно заслуженно, и корявые русские фразы — не его вина. Борис говорит по-русски примерно как Киану Ривз, его отец — как Джейсон Момоа. Почему Финна заставили это делать — понятно, но почему на роль отца, которая, собственно, заключается в произнесении одной фразы, не взяли носителя языка — продолжаю не понимать.

    Ну да, в Америке этого не заметят. В российском прокате будет дубляж. Мы — латвийские русские, с нами кинобог, мы слышим всё.

    Самому «Щеглу», реальной картине Карела Фабрициуса, тоже не хватает внимания. История сокрытия шедевра воспринимается только на уровне разума. Через разговор с Тео антиквар Хоби пытается объяснить нам, почему должны быть задеты наши чувства. Его усилий явно недостаточно, чтобы не читавшие книгу достаточно прониклись важностью и сакральностью происходящего.

    Да, фильм вышел бедноватым, но неужели только выборочную актёрскую игру и серию одиночных сочувственных уколов можно отнести к удачам этой экранизации? Нет, конечно. Несколько закадровых фраз, видимо, целиком выдернутые из романа, радуют слух, а арт-яппи Тео даёт сто очков вперёд банальным пикаперам, ласково водя девичьей рукой не по пошлой клюшке для гольфа или бильярдному кию, а по внутренней поверхности чиппендейловского комода 18-го века. Кроме этого, не исключено, что бескультурному зрителю захочется погуглить Карела Фабрициуса и делфтскую школу живописи.

    А кроме этого и того, фильм послужит путеводителем по книге: ознакомившись с фабулой, мы сможем решить — хотим мы читать роман или так и будем ходить, не читавши. Также возможен «парадокс читавшего»: человек, любящий «Щегла» так, как я люблю «Оно», будет не плеваться и ныть, что книга лучше (ещё бы!), а просто ещё раз встретит своих любимых героев и позволит им обрести лица.

    Новинки ближайшего уикенда

    Проливаем последнюю кровь вместе с Джоном в фильме «Рэмбо: Последняя кровь». Вы спросите — а как же

    К звёздам (Ad Astra, 2019)

    Конечно же, мы не пропустим космос с Брэдом Питтом, просто отложим ненадолго. Пока что ни слова, неделя тишины, только расписание сеансов:

    Стриптизёрши (Hustlers)

    Дестини всего лишь хотела помогать бабушке деньгами, а не какой-то там лёгкой жизни. Но воротилы Уолл-стрит, многие из которых — клиенты стриптиз-клуба,  обесценили все её сбережения. Такая вот у Дестини непростая судьба. Вместе с подружками она намерена вернуть свои денежки. Рамона в исполнении полувековой, но всё ещё сексуальной Джей Ло, покажет нам не только дерзкий план, но и урок танцев на шесте.

    Елгава '94 (Jelgava '94)

    14-летний Янис, ботан и зубрила, нежданно-негаданно влюбляется в девочку Кристину и заводит знакомство с уличными металлюгами, которых зовут Смерть и Зомби. Теперь это новый Янис, который курит, пьёт пиво за гаражами, ходит на концерты и хамит взрослым, не останавливаясь ни перед родителями, ни перед учителями. Картина взросления Яниса на фоне лихих 90-х не обошлась без малиновых пиджаков и русских гопников.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    За эфиром
    За эфиром
    Новейшее
    Интересно