Кино-логика Дм.Белова: Трёхрублёвая опера

Никогда не читать интервью с актёрами, режиссёрами и писателями — отличный совет. Но что отличает человека от мерзких машин? Сила воли! И вот для просмотра выбран фильм «Черновик», несмотря на то, что это экранизация романа Сергея Лукьяненко. Писатели — отдельно, их творчество — отдельно.

ФИЛЬМ

Черновик (2018)

Кирилл — гениальный дизайнер компьютерных игр. Он успешен, он принимает уважение калифорнийских коллег и купается в обожании местных. Одна местная коллега, молодая и пьяная, даже хочет быть его эльфом. Невдомёк пьянчужке, что Кирилл — не слишком удачливый кавалер и не слишком ладит с реальностью. Его бросает девушка, о нём неустанно беспокоится мама.

А вскоре реальность начинает барахлить в ответ. Кирилла постепенно перестают узнавать соседи, друзья и родители, в его квартире поселяется блондинка с прибалтийским акцентом, личные данные пропадают из всех регистров, а из паспорта исчезает не только прописка, но и фотография.

Невероятно (если не сказать — непозволительно) быстро всё становится на свои новые места. Новое место Кирилла — пункт таможенного контроля между мирами, ранее притворявшийся водонапорной башней. Теперь он не Кирилл, а «функционал» — таможенник с функцией открытия новых миров, причём открытия буквального — нерождённые в воображении гения миры находятся за закрытыми дверьми, очень обычными с виду. В общем, жизнь как жизнь — знай себе соблюдай Конвенцию, не лезь в Аркан, не пытайся сорваться с «поводка» да вовремя обливайся любой водой (для функционалов любая вода — живая).

Герои фильма встречаются и фотографируются на «трёхрублёвом плане» — месте возле Кремля, которое изображено на советской трёхрублёвой купюре. Это символично (а возможно, в этом тонкая самоирония): фильм выглядит в первую очередь дёшево. Подходи, писатель, снимем тебе фильм за три рубля. История потребовала тонн компьютерной графики, и зелёные экраны, вероятно, были заказаны на Али Экспресс, в честь чего, видимо, улыбчивая китаянка и пела «Калинку» с сильным кантонским акцентом со сцены альтернативной империи Кимгим. За исключением пары-тройки удачных находок типа матрёшек-дронов и паровых колясок (с матрёшкой герой даже вступает в рукопашный бой, стремительным недонео взбегая по стене и потолку) объекты альтернативных миров выглядят так, будто снимаются в рекламе или недорогом сериале, возможно, европейском.

Но это всего лишь полбеды. Хорошей истории никакие декорации не помеха, равно как и их отсутствие. Вспомните «Догвилль» — разве через час вы обращали внимание, что в фильме чего-то не хватает? Вот она, магия кино против магии в кино. Второй магии в фильме Сергея Мокрицкого сколько угодно, но она и близко не превращается в первую.

Другие полбеды — фальшивые персонажи. Кирилла называют архитектором, создателем миров, его друг Котя говорит «что-то ты подзавис, нужен апгрейд», у него есть родители и как бы была любовь — хоть какая-то предыстория. Все остальные за исключением, может быть, Розы Давидовны и Василисы — пустышки, на которых не хватило ни времени, ни таланта, те же дешёвые декорации, только ходячие. Исполнитель главной роли Никита Волков, впрочем, компенсирует хоть какую-то выпуклость своего героя отсутствием актёрской игры, выходит «в ноль». Но зато на Тарантино немножко похож. Ну разумеется, внешне, а как же ещё?

В фильме, кроме недонео, есть и недотерминатор. Уже упомянутая балтийская блондинка Рената в исполнении Северии Янушаускайте ни с того ни с сего решает сказать I'll be back, и это истерический фейспалм.

Появляющиеся на экране люди легко делятся на актёров и россериальных недомерков. Юлия Пересильд, которую Мокрицкий снимает уже в четвёртом фильме подряд, выглядит профессором, ненадолго заглянувшим на вечеринку первокурсников. А Елена Яковлева и вовсе открыла дверь и сразу закрыла. Молодёжи не удалось пересильдить себя и прыгнуть выше головы. Не помогли и сценаристы. Кирилл, начинающий жизнь с нуля («начнёшь с нуля — нулём и останешься» — балто-терминаторная мудрость), пытается снова понравиться Ане. В результате мы наблюдаем один из самых натужных флиртов в истории кино. Сначала герои встают на невидимые табуреточки, позаимствованные из реквизита блокбастера «Защитники» и вымученно декламируют выученные фразы. А потом уже пошлость на пошлости — каток, кружения, падения, радостный смех, обрывания лепестков с ромашки и кормления апельсинами. Вся теоретически живая вода, которой можно было бы придать фильму человечности, ушла в песок баунти-пляжа, словно сошедшего с буклета туроператора средней ценовой категории. Мир с пляжем, кстати, открыл Кирилл — гений, называется!

Может быть, это просто трэш? Не знаю, мне кажется, трэш-муви в хорошем смысле этого слова всегда забавен. Он или сразу комедия, или нелеп и дик настолько, что становится весело. Этого почётного звания заслуживает разве что скелетик а-ля «Живая мертвечина» и та часть «Черновика», в которой нарушителей Конвенции доставляют для отбывания наказания во владения кузнечихи Василисы — мир сталинского СССР. Да-да, роман был написан в 2005 году, задолго до Патриотического Припадка-2014.

Я книгу не читал, но чувствуется, что потенциал есть. Взять хотя бы Аркан — мир, который бежит на 30 лет впереди нашего, а мы смотрим, делаем выводы, исправляем ошибки.

Чувствуется, как лихорадочно сценаристы и Мокрицкий пытаются отобразить на экране хотя бы основные повороты этой истории, хоть как-то склеить разваливающиеся эпизоды, в запарке забыв о драматургии и не требуя от актёров ровным счётом ничего. И видишь, как они качают головами, вздыхают и говорят друг другу вполголоса: «ай, ну ладно, сойдёт и так».

В такую бы тему денег Нетфликса серий на восемь. И вот ещё вы туда же: Алекс Гарленд — сценаристом и режиссёром, Глисон и Портман в главных ролях. Но «Черновик» — это не вы. Увы.

Новости ближайшего уикенда

Мы все, конечно, дуемся на все эти дурацкие юрские периоды, но как пропустить про динозавриков? Идём на «Мир юрского периода 2». А не идём сюда:

Украденная принцесса (Stolen Princess, 2018)

Бросив беглый взгляд на плакат, можно подумать, что перед нами новая шрек-глава от дримворкс, даже шрифт подозрительно похож. Ан нет! На самом деле это творение украинских аниматоров на популярную тему — как простой парень влюбился в человечную принцессу. Их счастью пытается помешать злой колдун Черномор, и довольно радикально: он похищает Милу (так зовут принцессу), чтобы выкачать из неё силу любви. Руслан (так зовут простого парня) отправляется на поиски. Зрителя ждут захопливi пригоди и справжне кохання.

Во власти стихии (Adrift, 2018)

Отдыхая на Таити, простая девушка-сёрфер встречает принца на белой яхте — молодого, красивого и в высшей степени романтичного (например, он говорит: «есть только ты и бескрайний горизонт», ну как тут устоять). Принц предлагает простой девушке сплавать с ним до Калифорнии, 4 тысячи миль. Трудно отказать такому парню. Их счастью пытается помешать сильнейший ураган, который, среди прочих повреждений, ломает принцу рёбра. Теперь всё держится на простой девушке.

Аферисты поневоле (The Con Is On, 2018)

Тим Рот и Ума Турман, но не у Квентина Тарантино, а в авантюрной криминальной комедии Джеймса Окли. Героиня Умы по имени Харриет проигрывает в казино 400 тысяч фунтов, которых у неё никогда не было, и которые она одолжила у мафиози Ирины. Вместе со своим мужем Питером они отправляются в Лос-Анджелес, где попытаются украсть очень дорогое кольцо, чтобы вернуть долг и начать жизнь с чистого листа.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно