Кино-логика Дм.Белова: Меня зовут Хан

Всем хороши спин-оффы «Звёздных войн»: дорогие, зрелищные, прибыльные, учат добру и помогают фанатам отсидеть двухлетние сроки между основными эпизодами. Вот только с названиями беда. Пока напишешь кому-нибудь с соблюдением всех знаков препинания: давай, мол, пойдём на фильм «Хан Соло: Звёздные войны. Истории», так и на сеанс опоздаешь.

ФИЛЬМ

Хан Соло: Звёздные войны. Истории (Solo: A Star Wars Story, 2018)

В далёкой-далёкой галактике давным-давно пышным-пышным цветом цветут беззаконие и несправедливость. Преступные синдикаты борются за ресурсы, Империя пытается установить хоть какой-то порядок (как водится, огнём и мечом), население прозябает в нищете. На Кореллии всё совсем плохо: на других планетах её жителей даже называют крысёнышами. У всех синдикаты как синдикаты, а у кореллианцев всем заправляет жестокая Леди Проксима, на поверку оказавшаяся водяным червём, гигантским и, несмотря на красивое имя, уродливым, во всяком случае, по человеческим меркам.

Именно от Леди Проксимы местный пилот и хулиган по имени Хан и по образу жизни Соло утаивает малюсенький контейнер с коаксиумом — дорогущим и жутко взрывоопасным веществом, до которого есть дело всякому синдикату, мало-мальски заинтересованному в несметном богатстве или в источнике энергии. Подкупив контейнером пограничницу и потеряв по дороге свою возлюбленную Ки'ру (нет, она не на'ви, а обычная девушка), Хан покидает планету — правда, не вольным пилотом, а имперским пехотинцем. Шанс на свободу он получает только через три года, встретив наёмника-авантюриста Беккета в имперско-капитанской шкуре.

Один известный российский критик назвал историю молодого Хана Соло, снятую Роном Ховардом, незамысловатой и симпатичной. Всё правильно сделал. Симпатичность — второе имя Ховарда, а Незамысловатость — пожалуй, третье, ведь всё-таки были «Игры разума» и экранизация популярно-затейливого «Кода Да Винчи». Рон Симпатичность Незамысловатость Ховард. Если бы мне позволили дать режиссёру четвёртое имя, я бы выбрал Надёжность. Рон обеспечивает зрительский минимум:

если вы идёте на фильм Ховарда, он как минимум не окажется полным шлаком.

Замысловаты в новом околозвёздновойном фильме, кроме предыдущего слова, только названия некоторых миров, предметов, да парочка имён. Ты только навострился отличать Кореллию от Касселя с Кашииком и запомнил, что Беккет мечтает вернуться на Гли-Ансельм и научиться играть на валокорде (видимо, мелодии, успокаивающие сердце), как тебя снова бомбардируют словечками; как заладят: «Ипостась, ипостась...», так запомнить новые названия уже нет никаких шансов. В остальном же это симпатичные космические приключения с космическими пиратами и даже с космическими чудовищами — не то чтобы прямо «космос», но захватывающие и без космической глупости, с парочкой мелких бунтов и одной зреющей революцией.

Раз уж пошла такая пьянка со спин-оффами, то Хан Соло, впрыгнувший в «Звёздные войны» как чёртик в табакерку, обязан был получить предысторию одним из первых. Новый фильм охватывает не такой уж долгий, но самый важный и любопытный для всех и каждого период жизни Хана — знакомство с Чубаккой и овладение «Тысячелетним соколом» (не перепутай!). Для случая тяжеловесных кассовых сборов у Lucasfilm остался гравитационный манёвр как в сторону детства, так и в зазор между «Ханом Соло» и «Новой надеждой».

Знакомство как знакомство, такое у всех бывает. Сначала извалялись в грязи, потом вместе бежали с имперской гауптвахты, потом вместе принимали душ, от чего Чубакка сделался на 80 процентов пышнее, потом многорукое и похожее на Е.Т. существо-пилот с красивым тропическим именем Рио подлило масла в огонь, сказав, что на коленях у вуки — самый сладкий сон. Как тут не стать лучшими друзьями?

Ну а ещё потом — несколько совместных приключений для закрепления во френдзоне. Два из них придуманы и сняты так, как я мечтал в детстве: вот бы увидеть что-то такое по телеку или хотя бы во сне. Первое — ограбление бронепоезда, рельсы для которого проложены по факту в живописных горах, а по духу (захваченному) — в американских горках. Второе — столкновение с громадным космическим моллюском близ Дуги Касселя, в зоне тяготения даже не чёрной, а красной дыры под метким названием «Утроба» — Тысячелетний Сокол против Тысячеглазого Ктулху.

Чуточку задержимся на бронепоезде, и вот почему. Каждый из видевших сериал «Светлячок» хотя бы раз, отлично помнит эпизод The Train Job, в котором команда симпатичных (опять!) контрабандистов (совпадение) на грузовом корабле (совпадение) при помощи крюков и трюков (совпадение) нападает на поезд (совпадение), чтобы украсть дорогие лекарства (почти совпадение), принадлежащие Альянсу (здесь — Империи, но совпадение). Совпадение? Не думаю. Сходство? Несомненно. Но сходство, разумеется, поверхностное:

за Инару, Кейли и Ривер я сам бы убил не задумываясь, а боевая подружка Беккета Вэл скорее просто симпатичная.

Но не будем винить Ховарда — у него нет ни одной лишней минутки на проработку оттенков отношений между героями.

Человечность уже традиционно для спин-оффов (вспоминаем К2-SO из «Изгоя-один») ложится на титановые плечи андроидов. L3-37 — яростный борец за права роботов и довольно романтическая девушка (пол мгновенно определяется по форме тазовых модулей), считающая, что её человеческий напарник Лэндо влюблён в неё, но сама она ещё не уверена в своих чувствах.

Снайперы в белом, тёмные в чёрном и мечи из света практически не появляются в «Хане Соло». Для визуальной связи с основами, кроме живописного Чубакки, использован один имперский Разрушитель, пульнувший в «Сокола» горстью мелких имперских истребителей и организовавший захватывающую погоню и эффектный безвоздушный бой.

Стиль повествования не упрощается и не усложняется — та же старая добрая сказка для детей и взрослых с понятными ценностями в классной современной обложке (но это уже с «Пробуждения силы», привыкли). Добро и зло сверхочевидны, что компенсируется сразу несколькими персонажами с неочевидной ориентацией: готовьтесь к предательствам, возвращениям и снова к предательствам.

Главный антагонист, босс «Багрового рассвета» дефилирует на громадной и зловещей космической яхте, которая в высоту гораздо больше, чем в длину. Пафосное вертикальное позиционирование звездолётов вообще характерно для сил зла: вспомните приземляющийся корабль Кайло Рена или те же крейсеры Альянса.

Хороший, весёлый человек никогда не будет есть холодные яйца всмятку и летать на вертикальных кораблях. Они сразу выдают намерения, и если злодей хочет действовать скрытно, ему следует задуматься о горизонтальной модели.

Трудно сказать, как вы отнесётесь к этому фильму, если вы настоящий фан Соло. Но для вас, наверно, после «Возвращения джедая» всё — не труъ, в смысле — не слава богу. В сети уже пару раз слышалось бухтение, что «Звёздные войны» перестали быть событием, их теперь не ждут. Но

по-моему, всё отлично. «Звёздные войны» теперь растут не только в длину, но и в ширину, раздвигая мир и умножая миф.

А ждать можно и «Аватара».

Новинки ближайшего уикенда

Давненько про параллельные миры не было. Посмотрим, как это бывает в России, сходим на «Черновик». А вот что мы пропустим:

Жулики (Blēži, 2018)

Конкретно этот фильм мы не пропустим, а, скорее всего, просто отложим. И так пропустили парочку латышских комедий, надо навёрстывать. Режиссёр Андрей Экис представляет нам любовный даже не трёх-, а четырёхугольник. В его углах — нечестный чиновник, внештатная актриса, страстный режиссёр и влиятельная бизнес-леди. Давайте надеяться, что это будет смешно!

Псы под прикрытием (Show Dogs, 2018)

«От режиссёра «Крошки из Беверли Хиллз» — сообщают нам в трейлере. Типа — не говорите потом, что вас не предупреждали. Детективу Фрэнку (Уилл Арнетт) предстоит раскрыть дело о незаконной перепродаже редких животных. Его напарник — говорящий ротвейлер Макс, что кажется необычным, но вроде бы нет — в фильме говорят все собаки. Суть развесёлого сюжета в том, что Макс должен внедриться на выставку элитных собак, сесть на хвост мошенникам и разнюхать, что к чему.

Безумие (Delirium, 2018)

Встречаем типовой триллер с элементами расхожего хоррора на тему «дом, в котором творится какая-то хрень». Фишка именно этого экземпляра в том, что не совсем ясно — творится хрень в доме или в голове поца (от слова поциэнт). Том возвращается из клиники душевнобольных в роскошный особняк своих родителей, но не навсегда, а на месячный испытательный срок. И испытания на безумие начинаются!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно