Галина Грейдане: Окаянное место в святые дни

Приближается самый светлый зимний праздник — Рождество. Его отмечают не только те, кто находится на свободе, но и те, кто в данный момент отбывает срок в тюрьме. О праздниках и буднях в Ильгуциемской женской тюрьме рассказала её начальник, полковник Инна Златковская.

Но чуда не было, покуда...

КОНТЕКСТ

Сегодня в тюрьме отбывают срок более 200 осуждённых. Их возраст — от 14 до 70 лет. Инна Златковская в 1991 году пришла работать в тюрьму надзирателем. На должности начальника она уже 6 лет.

Рождество это тихий, семейный праздник. И, конечно, каждый хочет его отметить в кругу своей семьи. Но если уж ситуация сложилась так, как сложилась, тюремная администрация старается для заключённых устроить праздник. И в эти дни каждая женщина надеется на волшебство, которое может произойти.

Ильгуциемская тюрьма — это единственная в Латвии женская тюрьма.

Здесь содержатся и подследственные, и уже осуждённые. И все, а особенно те, кто ждет здесь до суда, надеются на чудо — может быть, перед Рождеством кому-то изменят меру пресечения, кому-то срок сократят. Так иногда случается, но не часто. На данный момент в тюрьме находится одна несовершеннолетняя девочка, ей 14 лет, она выйдет на свободу 31 декабря. Но не благодаря чуду — просто заканчивается 24-дневное наказание.

Ребенок должен рождаться на свободе

В женской тюрьме есть очень специфическое отделение матери и ребёнка: там находятся мамочки с детьми, которым не более 4 лет. Сейчас — 13 мамочек и 13 детей. Самому маленькому всего несколько месяцев.

Женщины рожают не в тюремной больнице, в Олайне, а в городской. Потому что рёбёнок должен рождаться на свободе.

Конечно же, роженицу сопровождают на роды под конвоем. И сразу же после роддома мамочку переводят в тюремное отделение матери и ребёнка, где для новорождённого уже подготовлено место и «приданое». Необходимые врачебные консультации проходят или в больнице Страдиня, или в других медицинских центрах.

Двадцать второго декабря на территории тюрьмы прошли так называемые семейные дни. Это мероприятие поддерживает Управление мест заключения.

В гости к своим мамам, которые отбывают наказание, приходили детки, которые в данный момент находятся в городских детских домах или в приёмных семьях.

С ними играли доктора Клоуны, была музыка, подарки и угощение.

Утро начинается с молитвы

Но не у всех. В тюрьме есть отделение «Мириам», где реализуется эксклюзивная экуменическая программа на основе Библии. Отделение рассчитано на 16 человек с любым вероисповеданием. Такая же программа есть в Центральной тюрьме для заключённых мужчин.

Женщины с помощью религии пытаются освободиться от зависимостей, кардинально изменить мышление и взгляд на жизнь. И многим это удаётся.

В рамках этой программы для всех заключённых открыта музыкальная, литературная, художественная и театральная студия, которой руководит актриса и режиссёр Национального театра Кристине Клетниеце. Каждое лето проходит выпускной этого отделения — тогда вместе с женщинами поёт Госпел-хор, организуют театральные представления, например, отрывки из «Вишнёвого сада» Чехова.

Каждое утро здесь начинается с молитвы. Потом женщины идут на работу или учёбу. Занятия проходят после ужина — изучают Новый и Ветхий завет, литературу, историю духовного кино. Всю работу этого отделения организует капеллан Рудите Лосане.

Здесь не теряют время зря

Женщины в тюрьме и учатся, и работают. Можно получить профессию маляра, флориста, помощника повара, парикмахера, швеи — каждая сама выбирает, что ей по душе. Практику проходят на территории тюрьмы.

Спектр специальностей периодически меняется, с прошлого года профессиональные курсы стали короче — не год, а полгода. К новому году заканчивается практика, будет выпускной, женщинам выдадут дипломы. Причём ни в одном не написано, что образование получено в тюрьме.

Это будет диплом какого-то из техникумов, где есть укороченные программы.

Самая длинная — помощник повара, обучают год. В тюрьме так же, по ускоренной программе, можно закончить 9 или 12 классов. Есть швейное производство, где женщины делают форму для вооружённых сил. Уборщицы, дворники, повара, работники кухни — это тоже заключённые. Они зарабатывают деньги, которые перечисляются на лицевой счёт: платить — карточкой. Пока мамы работают или учатся, за детьми присматривают медсёстры и свободные мамочки.

Чтобы завязать

Люди лишены главного — свободы, и было бы неправильным захлопнуть за человеком решётку и забыть о нём. Главная задача — это подготовить женщин к жизни на свободе, где мешают зависимость от алкоголя, наркотиков, азартных игр.

Значит, человек обязан посещать те или иные программы, чтобы избавиться от зависимости: это либо собрание анонимных наркоманов или анонимных алкоголиков на территории тюрьмы, или работа с психологами.

Уже больше года есть возможность направить женщин в центр для зависимых, он находится на территории Олайнской тюрьмы. Там проходят групповые или индивидуальные занятия с психологами. Женщина может провести в стенах центра полгода, и многие хотят поехать туда снова. Подобная программа есть там и для мужчин.

Есть ли жизнь после тюрьмы?

Некоторым женщинам после тюрьмы некуда идти. Но, к счастью, в стране есть приюты для женщин, ближайший к тюрьме — на улице Эйженияс. Там кормят завтраком и ужином, в течение дня можно сходить на биржу, в социальную службу. Соцработники консультируют и на месте.

Для женщин с детьми есть кризисный центр «Марта», они могут там находиться, пока не устроят свою жизнь.

Сейчас у многих родственники работают за границей — Англия, Ирландия, Норвегия. Иногда родители без согласия детей продают квартиры — и женщины остаются без крыши над головой. А кто-то просто не хочет возвращаться в семью, потому что там плохие отношения, и пытается построить жизнь самостоятельно. К сожалению, не всех ждут на свободе. И как сложится судьба на воле, прогнозировать трудно.

И встал приговор между нашей любовью

Женщины в тюрьме выходят замуж — и это частое явление. В этом году заключено 5 браков. Жених и невеста — оба — могут находиться в местах заключения.

Тогда нужно договариваться, на территории какой тюрьмы будет бракосочетание.

Если жених на свободе, все проще: он приходит в женскую тюрьму, здесь им даётся длительное свидание. Но это зависит от статуса женщины. Если она подследственная, то расписались — и разошлись в разные стороны. Если осуждённая, то ситуация меняется.

Сейчас в женской тюрьме работает пилотный проект — установлены таксофоны, и это помогает общению влюблённых: мобильные телефоны в тюрьме запрещены. По таксофону можно звонить неограниченно — без присутствия представителя администрации — как за свой счёт, так и за счёт вызываемого абонента.

Денег на территории тюрьмы не существует.

Есть карточка, которую можно пополнить через тюремный магазин — или её могут пополнить родственники. Можно разговаривать и по скайпу. Обычно этим пользуются женщины, чьи родные находятся за пределами Латвии. Подследственных же в звонках ограничивают.

Тюрьма — не мать родна

По закону, в тюрьме должны говорить с человеком на понятном ему языке. Тяжелее, когда в заключение попадают люди, например, вьетнамской национальности. Они не говорят ни на одном языке, кроме своего родного. С ними общаются при помощи электронного переводчика. Но иногда доходит до общения жестами. Эти люди незаконно пересекают российско-латвийскую границу, Латвия является для них транзитной страной — они все хотят попасть в Европу. Сейчас нет такого большого потока — холодно.

Когда теплее — летом — чаще всего сплавляются через реку.

В редких случаях границу нарушают и россияне.

Многие сидят за кражу, но воровали и ради денег на наркотики. Пятая часть заключенных осуждены за убийства и нанесение тяжких телесных повреждений. Женщину очень трудно «довести», но если она дошла до точки кипения, к сожалению, случается так, как случается. Типичная ситуация — женщина, трое детей, пьющий муж, податься ей некуда. Он её всё время бьёт, бьёт детей, выгоняет с детьми в мороз на улицу. Когда-то терпение лопается, она берёт то, что есть под рукой и... Но — закон есть закон.

Много молодёжи сидит за употребление и продажу наркотиков. Это лёгкие деньги, платят много.

Есть женщины, которые получают заместительную медикаментозную терапию, с её помощью они пытаются освободиться от зависимости. На территории тюрьмы также работает программа по освобождению от агрессии и уменьшению стресса. Ведь тюрьма — это стресс, состояние апатии, безысходности, страха.

Я накрашу ресницы судьбе назло

Число заключенных сокращается. Были изменения в законодательстве, появился такой вид наказания, как кратковременное лишение свободы — это дни. Довольно много людей уехало за границу. В Ильгуциемской тюрьме за последние 10 лет заключённых стало вдвое меньше.

Министерство юстиции сокращает тюрьмы. Когда-то их было 15, сейчас 10.

Женщины больше не одеты в ватники и военного образца ботинки, они имеют право носить свои личные вещи и пользоваться косметикой.

А вместо номеров на одежде — визитные карточки с именем. Свои, наученные здесь, парикмахеры стригут и красят волосы, делают причёски. На территории есть магазин, где можно купить косметику. Живут не скученно — на каждую женщину не должно быть менее 4 квадратных метров. Сейчас на территории горит огнями ёлка, пахнет приготовленным здесь печеньем. Весной на территории цветёт сирень, распускаются розы. Но, по мнению Инны Златковской, всё равно тюрьма — место окаянное…

Тюрьма как зона комфорта

Есть ли у начальника тюрьмы любимчики? Таких нет. Есть женщины, которым Златковская больше сочувствует. Некоторых она знает с 1991 года — и до сих пор они не могут устроиться в жизни. Особенно она жалеет детдомовцев. Хотя им дают какую-то жилплощадь, они выходят из детского дома как на другую планету — и совершенно не могут влиться в жизнь. Может быть, потому что они всегда были под руководством — воспитателей, учителей…

Тюрьма — это для многих зона комфорта: тепло, чистое постельное бельё, еда, учебные программы, развлечения.

Но ведь человека нужно подготовить к свободе. Ждёт ли его эта свобода — вот в чём вопрос. Самое-то главное — это поддержка извне, ведь некоторые женщины выходят из тюрьмы в никуда. И часто в личной беседе они говорят — вы знаете, а я там чужая, я пришла в тюрьму, знаю, что у меня будет своё спальное место, будет еда, работа, я кому-то буду интересна и кто-то будет за меня переживать. Но, тем не менее, Инна Златковская получает письма от бывших осуждённых. И они гордятся, что устроились, наладили свою жизнь.

Поэтому перед Рождеством администрация тюрьмы всем желает здоровья, выдержки и обязательно поддержки «с той стороны».

Пусть это будет какое-то письмо, которого, может быть, и не ждали.

Пусть это будет изменение меры пресечения или сокращение срока. У каждого свои ценности.

Двадцать третьего декабря для заключённых в тюрьме прошёл конкурс караоке, завтра будет богослужение с концертом, выступят пианистка Рута Якобсоне, автор и исполнитель песен Хелена Козлова. Двадцать пятого декабря сотрудники тюрьмы организуют для отделения матери и ребёнка, а также всех желающих, рождественское утро. В этот день тюрьму посетит архиепископ Збигнев Станкевич, запланировано большое торжественное Богослужение. Двадцать седьмого декабря появится Дед Мороз — из числа осуждённых. К этому дню женщины своими силами готовят праздничный концерт: будут петь, танцевать, читать стихи, разыгрывать сценки.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно