Айя Кинца: Мнение второй стороны, или Истинная цена марупских огурцов

Каким будет мнение второй стороны? Такой вопрос продюсера при подготовке любого телесюжета нередко сводит журналиста с ума. Ясно, что это прописная истина — сюжет без мнения второй стороны является односторонним. Необходимая работа не выполнена. Зритель не узнает, что думает «обиженная» сторона. Плохая журналистика! Фуй, сказал бы мой бывший преподаватель журналистики Карлис Стрейпс. Позор!

В Яунмарупе 3 ноября 2014 года на рабочем месте от отравления метаном погибли два человека — начальник когенерационной станции по производству биогаза Мартиньш Вилгутс и оператор Кристап Цирценис. У председателя правления компании Zaļā Mārupe Каспара Бруновскиса уже на следующий день имелось мнение, которым он без стеснения делился с журналистами и родственникам погибших: они виноваты сами! Грубо нарушили правила безопасности труда! Зашли туда, куда им вообще не нужно было заходить!

Прошло уже почти пять месяцев. Государственная полиция наконец-то признала жену одного из погибших пострадавшей по этому делу. С материалами дела она еще не ознакомлена. Теперь полиция ждет заключения Государственной Трудовой инспекции, которое играет решающую роль в этом уголовном деле.

Государственная Трудовая инспекция расследовала дело и уже вышла на финишную прямую. Выводы противоречат тем, которые изначально озвучивало руководство компании. Скорее всего, произошла трагедия и виноват работодатель. Потому что все работники Zaļā Mārupe работают в зоне повышенного риска, и обязанностью работодателя было объяснить этот риск и предотвратить подобные трагедии.

Работники не пошли «в газовую камеру» на свой страх и риск, это не их ответственность. То, что два классных парня в самом расцвете сил (одному было 40, второму 27 лет) в очередной раз полезли в один из двух «баков» выполнять задание, на совести руководства компании. Это было сделано ради того, чтобы во что бы то ни стало запустить производство: работы по очистке были завершены, но что-то не ладилось.

В тот день без мужей остались две женщины, без отца — пятеро детей. Без кормильца — две семьи, потому что обе женщины в тот момент находились в отпуске по уходу за ребенком. Самому младшему ребенку — дочери погибшего Кристапа Элизабете — было лишь два месяца. 

Когда ее мама Кристине Цирцене пришла давать интервью Латвийскому телевидению, Элизабете вела себя очень беспокойно и маме пришлось отдать ей свои солнечные очки, чтобы чем-то отвлечь девочку и побеседовать с журналистами. Маленькой Элизабете придется учиться произносить «папа», глядя на фотографии. А ее мама будет судиться, чтобы взыскать средства на содержание обоих детей.

Узнать мнение второй стороны сейчас невозможно.

Председатель правления Каспар Бруновскис не берет трубку и не отвечает на сообщения и э-майлы. Поэтому у него нельзя спросить и о том, куда делись мобильные телефоны погибших и компьютер со множеством фотографий. Их Мартиньш делал во время чистки емкости для биогаза. Он документировал все, что делали там работники. После смерти родные погибших эти вещи не видели, их забрали представители Zaļā Mārupe. Может быть, они передали все полиции в качестве вещественных доказательств?

Хотелось бы спросить, действительно ли рождественские коробки со сладостями для детей, которые стали сиротами, нужно было отправлять по почте. Разве сложно было съездить домой к обеим семьям и лично привезти подарки? Наверное, было сложно. Бывает трудно посмотреть в глаза другому и сказать: «Пожалуйста, прости...».

Скорее всего, и вердикт Государственной трудовой инспекции компания Zaļā Mārupe оспорит. Во всяком случае, так думают заинтересованные стороны.

Основное направления деятельности Zaļā Mārupe — производство электроэнергии. Когенерационная станция производит электричество из биогаза, которое продает Latvenergo, и тепло, которым обогревает марупские теплицы. Данные Lursoft показывают, что 49% акций этой компании принадлежат Эве Акуратере, а 51% - обществу Mārupe. Общество Mārupe многим известно как компания по выращиванию растений, животных и овощей. Особенно известны марупские огурцы. Ведь каждый год появление этих огурцов в латвийских магазинах широко анонсируется! В обществе Mārupe председателю правления компании по производству биогаза Zaļā Mārupe Каспару Бруновскису принадлежат 22% акций. Столько же акций у Аниты Балдере-Силдедзе, Хелмута Балдериса-Силдедзе и Кристины Бруновской-Маринаки. Председатель правления общества Mārupe считает, что на все вопросы о происшедшем должен отвечать Каспар Бруновскис. Он лучше знает, о чем идет речь. Только он не говорит — ни с журналистами, ни с семьями погибших.

Каждый раз теперь, когда я вижу в супермаркете зеленые марупские огурцы, я думаю у двух огромных зеленых баках на заводе. О маленькой Элизабете, которая растет без отца. И о мнении второй стороны.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно