Айга Пелане: кризис с заложниками в Лиепае. Уже очередной.

Liepājas metalurgs (LM) должен был обанкротиться в девяностых годах прошлого века. Тогда предприятие уже давно бы исчезло из новостных заголовков и упоминалось бы лишь в рассказах отдельных людей о том, как все было в Латвии, когда здесь на полную катушку работала командная экономика и выполнялись пятилетние планы. Этого не произошло, поскольку частными собственниками предприятия стали люди с сильными лоббистскими навыками, которые смогли «выбить» из политиков или просто выторговать дополнительную благосклонность от государства.

Главное – лишь бы работал?

В Латвии все рады любому и всякому инвестору или предпринимателю, который готов что-то делать. Может быть, это потому, что их не так уж много — и инвесторов, и предпринимателей. Но не всегда такое отношение дает действительно положительный результат для укреплении конкурентоспособности и роста благосостояния страны.

Конечно, в рыночной экономике многое может решить так называемая «невидимая рука», что в этом случае означает — если компания не жизнеспособна, она идет ко дну. Правда, так происходит не всегда, и зачастую от государства, или, точнее, от милости находящихся у власти политиков зависит, какое предприятие будет жить, а какое умрет.

В случае с LM очень трудно объяснить экономически, почему, например это предприятие было/должно было находиться в Латвии, потому что очень трудно найти какие-то особые конкурентоспособные преимущества, сравнивая с другими подобными предприятиями в мире.

Как отрасль металлургия весьма энергоемка, и именно поэтому она концентрируется в тех регионах мира, где есть дешевая энергия и рабочая сила, а также более низкие экологические требования.  Также металлургические предприятия располагаются главным образом там,  где близко можно найти необходимое сырье (металлолом — сырье сомнительной надежности, особенно на открытом общеевропейском рынке) или имеются крупные рынки сбыта продукции. Ради справедливости следует добавить, что по крайней мере частично лиепайскому предприятию помогает его географическое положение — близость к порту, так как это полезно для доставки сырья и экспорта готовой продукции. И, конечно, все теоретические разглагольствования о какой-то отраслевой жизнеспособности предприятие может полностью перевернуть, предлагая новые, инновационные продукты, разработанные в сотрудничестве с учеными.

Все же, несмотря на модернизацию, кредит на которую в свое время был взят под государственные гарантии, об ошеломительной уникальной продукции лиепайского предприятия, к сожалению, ничего не слышно.

В целом, металлургия считается «старым» сектором народного хозяйства и именно поэтому такие предприятия в основном находятся в развивающихся странах. Современные экономики или страны, которые хотят таковыми стать, концентрируются на высоких технологиях, так как продукцию можно выпускать с меньшим потреблением энергии, а сама продукция более дорогая, и, следовательно, заработать можно больше. Например, в Японии уже в шестидесятых годах прошлого века целенаправленно реализуют структурные реформы и сознательно быстро сократили количество металлургических предприятий, перенеся производство в другие страны. Если Япония кажется слишком далекой и непонятной в своих экономических решениях, можно вспомнить времена Маргарет Тэтчер в Великобритании конца семидесятых — начала восьмидесятых годов прошлого века, когда в стране были забастовки металлургов и шахтеров, и начались поиски других путей, чтобы поднять благосостояние и повысить конкурентоспособность народного хозяйства.

Конечно, Латвия никогда не была металлургической державой — у нас было/есть лишь одно такое предприятие. К тому же его влияние на народное хозяйство в целом не драматично, и поэтому логичным кажется вывод — ну, пусть живет! И вряд ли против него кто-то будет серьезно возражать, если бы только этому предприятию не была бы необходима государственная поддержка, потому что это означает, что практически все общество вынуждено поддерживать какой-то бизнес.

Бесспорно, ситуация с LM была совершенно иной в советское время, когда определялось, какое сырье куда поставляется, где и по какой цене реализуется продукция, и даже то, сколько стоит электричество, тоже определялось «сверху». Сейчас ситуация изменилась кардинально — цену на продукцию определяет шаткость мирового рынка, металлолом можно доставить в любую страну Европейского Союза и за его пределы, а цены на электроэнергию в Латвии также больше никакие не дешевые.

И маленький, и большой одновременно

К сожалению, маленький в мировом масштабе LM оказался крупным предприятием, особенно в масштабе экономики Лиепаи. И, похоже, именно большое число занятых на заводе было основной картой, которую старались разыграть и предыдущие, и нынешние владельцы, лоббируя свои интересы и требуя дополнительной поддержки от государства в то время, когда жизнеспособность компании находится под угрозой.

После того, как в 2013 году предприятие быстро пошло ко дну и в конце года было вынуждено объявить о банкротстве, рабочие места потеряли более 1300 работников «Металлурга». Это было действительно внушительное число. Несомненно, простой крупного завода, резкий рост безработицы и неспособность быстро найти решение было ложкой дегтя в бочке хороших дел, о которых говорилось перед выборами 2014 года. Еще хуже то, что государство выдало гарантию более чем на 85 млн евро, большую часть из которых, возможно, придется отдать из госказны. Решение было необходимо найти быстро, и лишь за два дня до выборов в 12-й Сейм, 2 октября, был подписан договор о продаже LM украинской компании KVV Group. Инвестор был готов за десять лет выплатить 107 миллионов евро.

Для многих лиепайчан, которые остались без работы, подписание договора было подтверждением того, что жизнь обязательно улучшится. Начали набирать людей на работу, из Лиепая шли радостные вести, и новые владельцы делились своими розовыми производственными планами. Пока, как гром среди ясного неба, 19 мая этого года не было объявлено, что завод снова сократил объем производства и вынужден увольнять людей. Член правления KVV Liepājas metalurga Игорь Коваленко сообщил СМИ, что предприятие вынуждено свернуть производство сталеплавильного цеха, потому что себестоимость продукции не позволяет ей конкурировать с аналогичной продукцией металлургических предприятий как в странах ЕС, так и в других регионах мира.

Несколько странная отговорка, особенно после того, как именно по этой причине завод недавно стал неплатежеспособным. Осенью, когда совершалась покупка, ничто в мировой экономике не свидетельствовало о том, что спрос и вместе с ним цена на продукцию могли бы быстро вырасти. Не было и почти никаких признаков, что внутренние условия в Латвии могут очень скоро и радикально измениться. Конечно, случается, что инвесторы тоже принимают глупые решения. Однако — действительно ли это тот случай? Или гораздо более логичным является вопрос — что обещали наши политики и/или администратор неплатежеспособности украинскому инвестору, чтобы подписать договор до выборов в Сейм?

Похоже, что одно из возможных обещаний, выполнения которого никогда не дождутся украинцы, может быть цена на электричество или быстрое уменьшение так называемого компонента обязательной закупки (КОЗ).

Как агентству LETA рассказала министр экономики Дана Рейзниеце-Озола, минэкономики в переписке с руководством KVV Liepājas metalurgs недавно подтвердило, что продолжает работу по разработке механизма поддержки КОЗ для энергоемких предприятий. «Если теперь компания ищет причины [сократить производство], то я воспринимаю это как попытку шантажировать правительство», - подчеркнула министр. Разработка механизма поддержки идет вперед — в настоящее время от  различных организаций поступили жалобы и предложения, и министр надеется, что на следующей неделе состоится встреча для согласования правил, чтобы их можно было вынести на рассмотрение Кабинета министров, и они могли бы вступить в силу с 1 июля этого года. Правда, Латвия еще должна будет согласовать конкретный механизм с Европейской комиссией (ЕК), что может занять еще полгода. Следует отметить, что имя не одного бывшего латвийского политика связано с получением хорошей прибыли от КОЗ. Таким образом, ничто в процессе разработки и согласования этого механизма тоже не будет легким и быстрым.

Снова заложники?

Лиепайчане уже однажды испытали, что означает быть заложниками бестолкового управления акционеров и дружбы с политиками. Решение нашлось — новый владелец, украинский инвестор. Однако это было и до сих пор остается лишь краткосрочным решением, поскольку возвращение предприятию конкурентоспособности без государственной поддержки в очередной раз довольно сомнительно.

Теперь выяснилось, что в выигрыше были те оставшиеся без работы, кто не поверили обещаниям и суете политиков и сами искали и находили работу в другом месте, полагаясь только и исключительно на собственные силы.

Скорее всего, власть имущим тоже надо было сделать все от них зависящее, чтобы содействовать и помочь этим людям найти новые возможности, чтобы помочь новым инвесторам начать работу в Лиепае или ее окрестностях. Конечно, это не было бы так быстро и, скорее всего, к выборам с хорошими новостями могли бы не успеть. Но это было бы ответственное поведение, а также воплощение в жизнь столь широко обыгранного в предвыборных речах тезиса о переориентации экономики в сторону производства с более высокой добавленной стоимостью.

Те, кто все же поверил и вернулся в LM, снова оказались в роли заложников. И их положение намного хуже, потому что выборы в Сейм — более чем через три года. Многие из них не только снова остались без какой-либо социальной поддержки, но практически попали под перекрестный огонь распри между украинскими инвесторами и правительством. Подумал ли кто-то о работниках завода, если одна из сторон встала за их спинами и пытается обстрелять позицию другой?

Конечно, остается возможность, что министерство и правительство все же приналяжет, и разработка механизма КОЗ и его согласование с ЕК пойдет гораздо быстрее, чем раньше. Это, в свою очередь, означает, что LM на какое-то время получит передышку и сможет снизить себестоимость своей продукции. Снова можно будет нанять рабочих. Однако будет ли достаточно этой господдержки и действительно ли это поможет компании оставаться долгое время на мировом рынке — это еще вопрос. В противном случае через некоторое время производство снова сократится и работников уволят.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно