Антон Лопета: Акция устрашения

Уже много лет политики самого разного ранга твердят, словно мантру: уровень террористической угрозы в Латвии очень низок; мы не представляем «для них» интереса; да и вообще тут такого «просто не может быть».  Их слова — да богу в уши. Допустим, угрозы нет. Но страх — есть. Получается, террористы своего добились, пальцем не пошевелив.

Простая, собственно, история. Бывают дни, когда моя смена заканчивается в часы пик. Сие время в общественном транспорте прекрасно: пассажиры близки к тому, чтобы принудительно породниться не только друг с другом, но и с одним из символов национальной пищевой промышленности: со шпротами.

Именно в таком транспорте, проехав одну остановку, я и понял: что-то не так.

Осознание этого «не так» пришло не сразу (после работы я имею обыкновение закрываться от окружающего мира наушниками с не самой тихой музыкой, отогняю новостной фон). Но на следующей остановке пассажиры чуть ли не в панике повалили из автобуса, хотя обычно именно здесь кто-то выходит очень редко. Запахов никаких не было. Внешне всё тоже казалось спокойным —ни пламени, ни хотя бы дыма. В динамик никто ничего не объявлял — не настолько уж я громко включаю музыку, услышал бы. И вот дёрнул же меня чёрт вытянуть наушник!

Его речь была достаточно тихой и, наверное, певучей. Я не знаю арабский язык, но почему-то уверен, что звучал именно он. Носитель языка — обычный смугленький мужичок, в обычной шапке, обычной одежде и с широко распахнутыми, уставившимися в никуда глазами…

Он сидел ровно — не касаясь спинки кресла. Сидел. Положив руки на сумку. Сидел. Пел. Время от времени в его песне отчётливо слышалось: «Аллааахуакбар».

Ассоциативный ряд выстроился очень быстро.

Я даже не сразу понял, что уже повернулся к попутчику правым боком и при малейшем движении певца готов падать ногами к эпицентру взрыва. В голове мелькало: «Остановка у Центрального рынка — место скопления людей. Туннель под железнодорожным мостом — нет, вряд ли. Остановки у цирка, где всегда полно народу …» Список возможных целей выстраивался с головокружительной быстротой.

Все закончилось так же внезапно, как и началось:

«потенциальная угроза» вдруг замолчала и вышла на следующей остановке, превратившись в ничем не приметного прохожего.

А теперь вот что. История эта произошла до спецоперации в Бельгии и до «Шарли». И я не знаю, как все повернулось бы, застань этого человека час мотивы в транспорте сейчас.

Паника и давка в дверях? Вызов полиции? Самосуд? Не знаю.

Даже в относительно спокойные времена я заранее был готов видеть угрозу в незнакомом мне человеке. И, судя по тому, сколько человек покинуло автобус, не я один. Правильнее, наверное, не «незнакомом», а — непонятном. Пониманию взяться неоткуда. Наши стереотипы о мусульманах очень во многом создаются на основании видеопродукции Исламского государства (а также из стран — стратегических союзников).

И — да, на основании кровавого кошмара, устроенного в Париже фанатиками, главной целью которых было устрашение.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно