Анна Строй: В гости к Латвии

Не знаю, как у вас, а у меня — ещё или уже — праздничное настроение. И какое облегчение, что не надо думать о том, где встречать Новый год. Мы в семье этот вопрос давно решили и пятый год подряд выбираем латвийскую глубинку. Мы уезжаем в гости. Родни на селе Бог не дал. Но для таких, как мы, существуют гостевые дома.

Это отличная альтернатива для таких семей, как наша, где одна половина одержима «охотой к перемене мест», а другая ненавидит саму мысль о том, чтобы застрять в аэропорту в хронические для этого времени года стихийные обломы. Пришли к компромиссу: одним — смена обстановки, другим – доехал, поставил машину, и сиди себе с медленно пустеющим стаканом у камелька.

Нет — таиландам и египтам, парижской фуа-гра и лапландским дедам морозам!

И — никакой готовки, глажения скатертей, мытья посуды, припозднившихся гостей. Едем на две ночи, чтобы хмель выветрился весь. И – гуляем, дышим лесным воздухом, играем с хозяйскими собаками и пугаем на пруду уток, подбрасываем поленья в камин, паримся, смакуем экологически чистые продукты...

Патриотично.

Иногда к нам присоединяются друзья и родственники из-за границы. С Востока или Запада, или одновременно. Когда мы называем им их долю в общем бюджете мероприятия, они переспрашивают: «Сколько-сколько?» Наши два дня на всем готовеньком стоят, как один поход компании, вполовину меньше нашей, в их столичные рестораны.

Мы побывали в окрестностях Кегумса и Элеи, в Турайде и Кестерциемсе. Начинаем искать дом заранее, в конце октября, по двум-трем интернет-сайтам. Главный критерий – расстояние не дальше часа езды от столицы. Половина вариантов, подходящих по вместимости (маленький дом на 8-10 человек найти не так-то просто) и цене, обычно уже зарезервирована постоянными клиентами. Пик сезона. Такая же картина будет на Лиго и в августе — месяце свадеб.

Определившись с тремя-четырьмя адресами, едем смотреть. Выбирает обычно дочка. Ее критерии: камин, живность, интересные окрестности. Оставляем аванс и ждем декабря. За неделю-другую до праздника начинаем оживленную переписку по согласованию меню.

Ох, эти гуси и утки, кабанья нога с тушеной капусткой (хозяин — охотник), рыбка (хозяин — рыбак), домашние соленья, яблочные пироги, клюквенные морсы! В прошлом году на торжественный ужин за 25 латов с человека нам предложили пять холодных закусок, три горячих, два варианта основного блюда и десерт.

«Наша повариха хотела блеснуть!» — объяснили мне.

Наученная совсем не горьким опытом, я беру с собой несколько пластиковых судков: доедать будем дома.

Неприятности? Бывает. Вода с запахом. Проснувшаяся от тепла муха, которой наплевать, во сколько мы легли спать. «Тарелка», которая только что ловила всё, а тут вдруг забастовала: щёлкаем, щёлкаем, до Нового года две-три минуты, Риги не найти, по Москве уже давно празднуют, а из Берлина идет какая-то семейная викторина.

Наконец нашарили: заставка, золотой шарик, сигналы точного времени. Оказалось – Al Jazeera.

Встречают нас женщины. Namamātes.  Дина, Байба, Инесса, Илзе... В комнатах наверху уже тепло. Мужчины появляются, когда уже темнеет. В чем-то затрапезном, стесняясь своих натруженных рук и резиновых сапог (как будто это они пришли к нам в гости, а не мы к ним), подтаскивают дровишек к камину, топят баньку, подкручивают какие-то вентили. Если зима выдалась снежной, расчищают трактором подъезды. Они никогда не садятся с нами за стол. Другое дело — их жены. Расселив наших гостей, исполнив один-другой не обговоренный по е-мейлу каприз, накрыв праздничный стол, они с готовностью скидывают передник, смущенно тараторя: «Что вы, что вы! — Только один бокал шампанского. Ведь Новый год же!»

Но судя по всему, они ждут этого приглашения: под фартуком – нарядное платье.

И, когда мы уже валимся с ног, они, все так же улыбаясь, заступают за очередную вахту. И утром подают нам кофе. Они не включают за свой сервис никаких процентов и удивляются, когда мы пытаемся отнести тарелки на кухню. К концу второго дня мы становимся почти  друзьями. Нас зовут приезжать летом. Нам показывают теплицы, где до декабря зреют помидоры, и дают с собой баночку своих огурчиков. Гуси и утки, кому в этом году выпал счастливый жребий остаться в живых, провожают нас веселым гоготаньем.

Мы не успеваем познакомиться со скелетами в шкафу, но историй за эти годы слышали немало. Как, например, удалось приватизировать охотничий домик самого Восса. Почему не получилось с европроектом. Что означает висящий на почетном месте «Зелёный сертификат». Когда приедет дочка из Ирландии. Как пьют россияне и немцы.

Мы чужие в этом краю, но мы не иностранцы. Мы все понимаем. Вроде городской родни.

Мы нужны друг другу. Дело не только в деньгах. Нас, кстати, никогда не обманули ни на сантим. Наш приезд делает зримой их миссию.

Эти сельские женщины держат страну. Как родное гнездо, куда можно вернуться.

Хотя бы на Новый год.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно