Андрей Шаврей: зритель нервно смеется, и это «Война еще не началась»

«Господи, и зачем мы это все делаем, ради чего?..» — то ли специально, то ли случайно сказала громким шепотом режиссер, закрывая дверь зрительного зала Латвийской академии культуры. Публика еще не успела отреагировать на эту фразу, как потух свет, затем на сцену вышли трое и... начался спектакль «Война еще не началась».

Актриса Нового Рижского театра Гуна Зариня, литовский артист Гитис Иванаускас и артист Рижского русского театра им. М.Чехова Александр Маликов начинают обмениваться массой вроде бы несвязанных между собой фраз, среди которых звучат такие, как «Дориан Грей», «Маленький принц», «кресло на даче, сделанное из старых санок» и т.д. и т.п. — и так пять минут. Я лично долго и мучительно, все пять минут, что идет эта словесная чехарда,

пытался вникнуть в логику действа: ведь все это должно что-то значить?

Зря мучился, потому что логики тут и не ищи, и все это есть абсурд (тоже уже давний жанр, кстати).

А уж абсурда в сегодняшней жизни хоть отбавляй — ну вот, теперь он и в современном театре, знамо дело. «Логично? Логично!» — как говорил незабвенный Штирлиц, беседуя с самим собой, молча, в уме, чтобы никто не подслушал.

Все это — «Война еще не началась» по пьесе Михаила Дурненкова, режиссура Леры Сурковой, минимальная сценография (ящики, стулья, да вроде и все) Мары Броки. Все под ну очень и весьма авангардную музыку (обрывки музыкальных фраз от композитора Ольги Криковой, хотя звучит потом по сюжету и Бетховен) в исполнении пианиста Рихарда Плешанова (да, с краю сцены еще и он, четвертый).

Михаил Дурненков — российский драматург (ряд пьес написан в соавторстве с братом Вячеславом). Ему всего сорок лет, но уже с международной известностью («Война...» недавно поставлена и в Лондоне), сценарист, педагог, один из участников движения «Новая драма». Автор более пятнадцати пьес.

«Война еще не началась» считается пацифистским и абсурдистским спектаклем с элементами словесной буффонады. Пьеса для трех актеров, состоящая из двенадцати диалогов. В самой пьесе, кстати, совершенно отсутствуют какие-либо авторские ремарки, так что

остается только догадываться, где именно разворачиваются события — то ли в психбольнице, то ли просто на приеме у врача. Более того, «пол и возраст значения не имеют» — предваряет свою пьесу автор, и вот Гуна Зариня тут в самый раз! Потому что она всегда — такая разная!

Сразу же отметим, что только ради Гуны Зарини, которую можно считать действительно большой латышской актрисой (спектакль, на всякий случай сообщим — на русском) можно смотреть этот двухчасовой (без антракта) спектакль. Хотя интересны и ее коллеги по постановке. Спектакль и так камерный, но актеры периодически друг друга снимают видеокамерой, изображение проецируется на экран — видна каждая деталь и эмоция игрока. Ход, конечно, уже далеко не новаторский, но тут он в самый раз.

Гуна тут, например, атасная деваха, переспавшая после семинара с коллегой, а он ей говорит, что ему 42 года, и это у него была первая женщина. Почему первая? А потому что ждал всю жизнь только ее! В общем, ну совершенно дурацкая ситуация, конечно. Или — гениальная.  

Или другая новелла, в очереди к онкологу, когда героиня Зарини говорит герою Иванаускаса: «Я робот с блоком абсурда. То есть я робот, но

чтобы никто меня не вычислил и не узнал, что я робот, вот для этого во мне стоит блок абсурда. Блок абсурда делает меня похожим на живого. На настоящего человека. Я могу парадоксально шутить, неадекватно реагировать и вообще. Я понимаю абсурд».

Он и она в другой ситуации, явно в деревне: «Ой, мам, столько работы, а тут еще… Реально, не отпускают. А мне надо в понедельник уже вернуться». Она: «А давай супу еще поешь? Сядешь тут под яблоней за столик».

Другая ситуация в исполнении Александра Маликова: «Я не курю уже два года. Бросал мучительно и долго и рад, что не курю. Рад поделиться своим опытом». Рассказ об опыте вызывает смех, раздумья и выводы (опять же по-штирлицевски, в уме): «А что, собственно, это было и причем тут сигареты? Логично? Нет!»

О, тут отдельная сцена, как муж нашел тайные записи своей супруги и... «я решил провести ревизию». А именно: «Пройтись по квартире, посмотреть — может, наша писательница написала что-то еще? Прекрасные описания разговоров. Родственная душа. Первый секс. Ну просто... ну просто браво! Что же мне с тобой делать? Слушай, а у меня идея! А что если я сниму эту квартиру, напротив. А? Она же уже третий год пустая стоит. А я сниму ее и поселюсь там. Будто я тот самый принц?»

И то ли покорный, то ли в чем-то даже радостный ответ героини Зарини: «Хочу!»

Представляете, не помню, чем запомнился спектакль. Но помню, что после аплодисментов зашел в гримерку и обратился к артистам: «У вас там в спектакле среди реквизита была бутылка «Кока-Колы». Дайте глоток...» Ха, и получилась совершенно абсурдная ситуация, представляете? Гитис и Гуна смотрели удивленно, а Александр немного нервно тихо засмеялся...

Ближайший показ — 3 декабря в музыкальном доме «Дайле» на Кришьяна Барона.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно