Андрей Шаврей: южнокорейские «Паразиты» — не Ким Ки-Дуком единым сыты будем!

За что нынче дают Золотую пальмовую ветвь самого знаменитого кинофестиваля мира — того, что в Каннах? Чтобы узнать об этом, накануне зашел я в рижский кинотеатр Splendid Palace, где началась демонстрация каннского триумфатора минувшего года — фильма жителя Южной Кореи Джун Хо Бона «Паразиты». И на более чем два часа погрузился в отчаянное исследование...

Это исследование иногда, то есть периодически, раз пять за то время, что длится кино, заходит вдруг в тупик — все равно что после очередного лихого поворота автомобиля, за рулем которого водитель из низших слоев общества, везущий с работы в роскошный дом местного богача, имя которого вроде бы такое случайное — Ким. А

Кимов в Корее, как известно, столько же, как Ивановых на Руси и Калниньшей в Латвии...

Семья бедняков, живущая в подвале, как совершенные паразиты (даже интернет воруют у соседей, не говоря уж о «фокусах» с едой вроде пиццы) волей случая попадает на службу в дом богача. И все тут поначалу вроде бы натянуто и «шито белыми нитками»: бедняки начинают плести интригу, конечная цель которой — завладеть этим особняком, а богачи ни о чем не подозревают, ну наивные будто!

Но в самом начале фильма тут главным героем фильма становится декоративный камень, который должен приносить удачу («Это метафора!» — загадочно говорит молодой парень из бедняцкой семьи, перенимая этот подарок). И думающий зритель начинает выискивать те самые метафоры. Ну, они же просто обязаны быть в фильме, которому дали главную ветвь мирового кино!

И первый час то и дело всплывает прямая ассоциация с практически гениальным фильмом Андрея Звягинцева — с его «Еленой» (лента тоже была отмечена в Каннах), где главная героиня со своей семьей в конце концов завладевает апартаментами состоятельного партнера. Только если в драматической, а временами и просто трагической «Елене» все подспудные мысли практически даже не произносятся вслух, они подразумеваются и запросто видны умному человеку, если там иногда действие — как в замедленном кино, то

в «Паразитах» — очень много действия, много самых разных разговоров, лихих поворотов и при этом немало попросту комедийных моментов!

Да, такой вот постновогодний салат «оливье», в котором, впрочем, все самые различные составляющие соединяются весьма ловко и даже гармонично!
 
Тут есть и несомненная красота, когда герои фильма, как и мы, зрители кинотеатра, смотрят свое собственное кино. Например, бедняки из полуподвала глядят на то, как около их окон мочится пьяный, а богатые, сидя в просторном холле, сквозь стеклянную стену смотрят на божественную природу и сад. Красивая картинка — в полночном саду ребенок богача Кима поселяется в индейской подсвеченной палатке, и почему-то мне это напомнило тот самый «шалаш» из финала «Меланхолии» Ларса фон Триера, и становится тревожно за малыша, зная вроде, куда ведут задумки вдруг залетевшей в такой рай и затаившейся в темноте бедноты.

А тут вам еще и триллер! И загадочный подвал с его пленником! И финал с кровищей, почти как в трагедиях Шекспира! Но

закончится вроде все не так уж и страшно, как у Вильяма нашего, понимаете ли... Некоторые даже выживут.

Вот только в богатого Кима воткнет ножик глава бедной семьи, и припомним мы тот «камушек», который играл одну из главных ролей в фильме другого Кима — в фильме «Весна, лето, осень, зима... и вновь весна!» великого Ким Ки-Дука. Уж казалось, Ким Ки-Дук после этого шедевра снял и вовсе непостижимо гениальную «Натянутую тетиву», и лучше уже точно невозможно — но семь лет назад вдруг выдал еще вдруг и душераздирающую «Пьету», осененную золотым львиным призом на другом знаковом кинофестивале мира — в Венеции. Но не только Кимом единым должно быть знатно феноменальное корейское кино! Так что вот этот ножичек в тело метафорического «властелина киномира» по имени Ким, думается, тоже не случаен!

Так в чем же все-таки заслуга этого фильма, помимо того, что более чем двухчасовая лента смотрится действительно на одном дыхании, увлекая широкого зрителя и давая пищу для ума зрителю более узкой направленности? Ну, у меня лично была догадка под конец кино... Ой, стесняюсь написать. Ладно — пишу правду.

Я прочитал биографию режиссера Джун Хо Бона. В Википедии. Нет, ну действительно: кто такой вдруг, откуда? Молодой талант? Да нет, ему уже пятьдесят лет. За его плечами десяток фильмов. И еще вот вам подсказка — он член партии. Трудовой. Так и называется — Народная трудовая партия Южной Кореи. Выступает за демократический социализм. В их парламенте не имеет ни одного места. Слово «социализм» перепугает любого, кто при нем жил, конечно. Но тут нечто иное. Это кино явно социальной направленности, а социальность, как я погляжу, теперь приветствуется не только на Берлинале. А ведь социальное равенство — это ведь не так плохо, как вы думаете?

Режиссер уверен, что это очень даже хорошо. Он даже показывает, что эти бедняки — все же не бандиты и не чураются человеческих чувств к врагу своему. В частности, мать в один из кульминационных моментов просит отнести поесть заточенным в подвале конкурентам, хотя, по идее, могли бы и запросто убить. Дескать, «как-нибудь потом разберемся», надо найти только план, как выйти из этой ситуации.

Но тут вдруг опять новый лихой поворот, восточный нюанс — отец семьи ведь говорит в фильме о том, что

бесполезно выстраивать планы, потому что всегда будут некие привходящие (иногда чуть ли не мистические) обстоятельства. Поэтому лучше действовать по обстановке. Совершенный буддизм!

Так что это вам не социализм товарищей Ленина, Сталина, Троцкого. Это мечта о нормальной такой модели «шведского социализма», построенного на Корейском полуострове после воссоединения, предположим, двух таких разных государств-систем, уместившихся на малом пятачке нашей Земли. И в Европе, как видим, не против такого варианта, а иначе откуда каннская ветвь? Ну не за художественные же достоинства, которых тут не так уж много!

Но мысль, заложенная в кино — потрясающа! Во-первых, еще стоит подумать, кто паразиты — бедные или богатые. Во-вторых, воссоединение семьи с отцом, который в конце концов тоже угодит в нищий подвал под этажами роскошного дома (не метафора ли об отношениях Северной и Южной Корей?) — это тоже мечта. А насколько осуществимая — никто не знает. Хотя, говорят, там, в «высоких политчиеских сферах», есть некий план...

В общем, не знаю, будут ли глубокие синефилы смотреть «Паразитов» во второй или третий раз, как это происходит в случае с вышеупомянутыми фильмами Звягинцева, Триера, Ким Ки-Дука. Но один раз посмотрев, они могут наверняка прийти к выводу, что эти «Паразиты» — несколько отвязная, чуть хулиганская, с философской и несколько фольклорной начинкой... сказка. А в любой сказке есть, как известно, намек! Или та самая метафора, которая обнаружилась с тем самым метафорическим камнем, принесенным в начале картины. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно