Андрей Шаврей: «Валентина» — опера о нас, рижанах

В Латвийской Национальной опере состоялась премьера оперы Артура Маскатса «Валентина».  Да, в финале были овации и слезы счастья у исполнителей, но все же…  случай сложный. В конце концов,  современная опера — это вам, понятно, совсем не опера бельканто. А  сюжет «Валентины» и вовсе основан на событиях Холокоста. Представляете, какова задача и для авторов произведения, и для самих зрителей — посмотреть, послушать, принять, понять?

Опера о нашем знаменитом кинокритике Валентине Фреймане. Она  пережила гибель  матери и отца, мужа во время фашистской оккупации Латвии.  Сама спаслась действительно чудом. Валентина жива, ей 92 года, живет в Берлине. Написала мемуары «Прощай, Атлантида». Это вообще книга уникальная — хотя бы потому, что являет собой свидетельство давно ушедшей жизни. Это целая сага о действительно благородной семье, которая жила в Риге в 1920-30-е и которая в одночасье исчезла в Румбуле.  Валентина Фреймане  осталась в  Риге. Скиталась три года по знакомым. Одна из немногих, кто пережил этот кошмар.

Так вот. Любой, кто знает, какую тему освещает новая опера, может вздрогнуть от первых звуков музыки — она, скажем упрощенно, веселая.

Пусть извинит меня автор музыки, но мне невольно пришло на ум, что это нечто, отдаленно даже похожее на мюзикл. Маскатс отличный мелодист, он работал в театре «Дайлес», в его  активе множество  песен. Но первое отделение временами напоминает череду песен, связанных  между собой не такой уж и плохой оперной музыкой.  Ну, а хоровое исполнение «Да здравствует Карлис Улманис!» — это вообще почти шлягер. Уж не говоря о танцах в постановке главы нашего известного эстрадного ансамбля Dzirnas Агриса Данилевичса.

В антракте я не знал, что и подумать. Спас Борис Аврамец, наш ведущий музыковед и профессор. «Это — опера, — сказал он главное. — Во всяком случае, здесь есть отличная оркестровка и развитие. Посмотрим дальше…»

Впрочем, необходимо помнить, что

Первое отделение — это и есть та счастливая и светлая Атлантида, ушедшая от нас навсегда. Помните: «Рига — маленький Париж?» Думается, это о Риге именно 30-х, но не о нынешней.

Мы с трудом можем понять, что такое вообще «маленький Париж» — с его салонами и кинозвездами, а именно в такой ауре прошло  детство Валентины Фреймане.  Сейчас Рига все, что угодно, но не маленький Париж.

Я об этом подробно пишу, потому что Рига — одна из важнейших линий спектакля.  Здесь даже есть действительно замечательный гимн Риге, исполняемый у декорации здания, на котором висит латвийский флаг и на фоне картины латвийской столицы.

Вообще, спектакль интересен уже тем, что тут наглядно показана вся история Риги и Латвии середины минувшего века.  Скажем спасибо автору либретто мудрой Лиане Ланге. Латвийский флаг сменяется советским.

Зловещий барабанный звук надвигающегося марша характерен в сценах прихода и советских, и нацистских войск.

И ход режиссера Виестура Кайришса впечатляет: из канализационного люка вылезает советский солдат. Видит онемевших рижан. И кричит на всю Оперу: «Стоять! Убью!» По-русски, по-русски. А вскоре музыка и вовсе смолкает и на всю Латвийскую (!) Национальную (!!) Оперу (!!!) звучит величественный голос диктора Юрия Левитана в фонограмме: «Важное правительственное сообщение!» Такого у нас еще не было — это точно.

И занавеса нет, все исполнители стоят онемевшие. Просто выключается свет в театре.

Это — война. Все веселое, что было — осталось там. В первом отделении.

Второе отделение —  опера от начала и до конца. И по музыке, и по исполнению, и по режиссуре. Здесь фашистский стяг в натуральную величину, восклицания «Хайль Гитлер!» — в общем, все то, что невозможно, к счастью, в нашей повседневной жизни. Здесь желтые звезды на хористах и их уход в Вечность.  Здесь есть любовь, драма и трагедия. В общем, все то, на чем основывалась, кстати, классическая опера.

Здесь расстрел мужа Валентины прямо на квартире. Здесь  феноменальная сцена бала фашистов и все противоречия латвийской истории наяву: друг семьи Валентины Валдис в нацистской форме. Но он против фашистов, а при наступлении советских  войск ему остается только одно: бежать.  Замечательная драматическая и вокальная роль в исполнении Рихарда Мачановскиса.

Исполнение роли Валентины Ингой Калной, ныне солисткой Гамбургской оперы — отдельная история.

Обладательница великолепного сопрано и замечательная актриса, которая за час с лишним передает весь ужас трех лет скитаний по родному городу. Действительно, представьте: быстро переходить по улицам родного маленького города в новое убежище. Мысли о самоубийстве.  Потом — невероятное желание жить. И надежда, что Валентина — в прямом смысле — увидит когда-нибудь свет. 

Что до любви, которая, помимо исторической и рижской, являет собой третью магистральную линию оперы, то она — всегда.  Только для того, чтобы понять, что это такое на самом деле, ее надо, увы, потерять.

Заканчивается все на высшей ноте — исполняют действительно потрясающий душу слушателя и самих артистов финал, посвященный той самой ушедшей от нас Атлантиде. Валентина, вышедшая на улицу Риги, на которой поначалу никого нет. Тишина.  Свет на улице. Это свобода. К ней присоединяются рижане. И они воспевают то, что ушло навсегда — и у любовь, и прекрасную Ригу прежних лет.

Остается только надежда, что будет что-то новое и не такое трагичное.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить