Андрей Шаврей: в Рижском Русском театре выясняют отношения на курорте

Рижский Русский театр им. М.Чехова открыл свой 137-й (!) сезон премьерой спектакля в постановке художественного руководителя труппы Сергея Голомазова. Зрителю представили «Канкун» по пьесе Жорди Гальсерана. Я долго думал, почему публика в зале периодически смеется… Пусть и другие мыслящие подумают.

Для Сергея Голомазова, для которого уже второй сезон в Русском театре в качестве худрука, каталонский драматург Гальсеран уже знаком – в частности, со времен постановки им «Метода Гренхольма», который в нашем театре держится рекордное количество времени, восемь сезонов! Для небольшого города факт совершенно неординарный – обычно постановки держатся два, ну три сезона, а тут…

Возможно, во всем «виновата» тема, актуальная – интеллектуальные игры и тесты во время приемов на новую работу (кстати, сам недавно такой проходил в жизни, было очень забавно).

Насколько станет популярной эта постановка – покажет время, хотя кажется, что предыдущая постановка Голомазова («Я – Эдмон Дантес. Граф Монте-Кристо») тут вне конкуренции (сюжет, постановка, музыка, артисты). Но психологические хитросплетения (хотя тут внешне вообще-то все очень просто) – это ведь тоже интересно во все времена.

За несколько дней до премьеры у афиши театра с надписью «Канкун» и луной на ней стояла пара в возрасте. Она удивлялась: «Господи, они что, с ошибкой написали? Ведь надо канкан!» Но Канкун – это не канкан, а мексиканский курорт на карибском побережье. И, как сообщает зрителю надпись на видеоэкране в середине сцены, один из пяти самых престижных курортов мира. Сюда приезжают две семейные пары, Реме (Вероника Плотникова) и Висенте (Анатолий Фечин) и Лаура (Ольга Никулина) и Пабло (Родион Кузмин-Рейзвих, в другом составе – Алексей Коргин). Бутылка шампанского, солнце, температура воздуха и воды – выше 23 градусов, песни, воспоминания по случаю 25-летия знакомства. Казалось бы, что еще надо? Но виновата, судя по всему, бутылка шампанского (хотя для «русскоязычного» это разве объем, еще и на четверых?).

А еще виновато полнолуние (у спектакля подзаглавие «полнолуние без антракта») и собственно луна, которая играет тут главную, кажется, роль — ее изображение постоянно появляется на экране.

И даже незаметно для зрителя она от далекой маленькой планеты постепенно приближается, увеличивается, занимает весь экран. Ну, и явно действует на умы. А то, что действует – это факт: всего лишь за неделю до премьеры было полнолуние, да еще и в пятницу тринадцатого, было много самых разных взволнованных откликов по сему поводу.

И начинается постепенное нарастание выяснения взаимоотношений «уже на четверых». Хотя казалось бы, что еще надо, кроме безмятежного времяпровождения? Здесь есть яркая возможность артистического выплеска для героини Вероники Плотниковой (ее монолог во второй половине пьесы – один из важнейших). И здесь есть тот самый эффект «двоих на качелях», когда выяснение отношений и «разбор полета» прожитой жизни, попытка вернуться в прошлое раскачиваются от одного героя к другому, от одной пары ко второй (даже когда они меняются партнерами). И все это с различной степенью «раскачки» — от размеренного до высочайшего, и наоборот.

Сценография Михаила Краменко решена совершенно минималистически – собственно, кроме видеоэкрана и покатой сцены, на которой рассыпаны кленовые листы (кстати, настоящие), ничего и нет. Но раз уж осыпавшиеся настоящие листья, то будем рассматривать это как символ – символ жизни, вступившей, как минимум, в свою вторую половину.

Во время премьеры показалось, что в этой постановке не хватает некоей «пружинки», хотя публика принимает спектакль тепло, периодически смеется. Но смеется там, где, казалось бы, временами совершенно не смешно.

Я сидел рядом со старшим товарищем и с умудренной дамой. И мы тоже удивлялись… Видимо, не доросли… Или переросли… Видимо, нам тоже пора собирать осенние листья… Видимо, мы бы с удовольствием посмотрели бы не на Канкун (до него далеко), а на канкан!

Пользуясь случаем, поздравляем исполнителя роли Пабло Родиона Кузьмина-Рейзвиха с первым полноценным дебютом на сцене Рижского Русского театра им. М.Чехова, старейшего стационарного русского театра за рубежами России.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно