Андрей Шаврей: Уголовное «Тело Христово», добро творящее

Что есть истинное добро и зло? Насколько трудно его различить сегодня, ведь еще более актуальным становится понимание, что зло всегда прикрывается маской добра? Об этом, а также об истинной Вере, Надежде и Любви — пронзительный и многослойный фильм польского кинорежиссера Яна Комасы «Тело Христово», который явно не пройдет незамеченным не только в католической Польше. Во всяком случае, фильм этот в оплоте католицизма в Европе уже выдвинут на соискание «Оскара». Впрочем, Господь с ним, с «Оскаром».

Всем давно известно, что даже и в «оплоте» том, да и в православной церкви, вера всегда нуждается в некоторых проверках, испытаниях. Она может покачнуться, когда знаешь, что церковные бонзы могут ездить на «Бентли» и жить во дворцах. Но, по счастью, всегда есть понимание, что существует выбор — и можно прислушаться к тем, кто искренне служит Ему (тут можно припомнить легендарного Иоанна Крестьянкина, много десятилетий жившего в «пещере» совсем недалеко от Латвии, в Печорах). Правда, есть опасение, что таких истинных подвижников даже и в святых местах не так много...

Их вообще нет в маленьком польском городке, где два главных объекта — лесопилка и храм. На лесопилке, которой владеет мэр селения, работают бывшие заключенные, они в храм не ходят, да и сами жители если ходят в него, то для проформы. Есть в селении еще одна дама, против которой ополчилось все селение — ее муж виноват в гибели шестерых молодых людей, и она изгой, такую бы в годы инквизиции давно спалили на костре, как ведьму, а так «добрые католики» просто закидывают ее гневными письмами и пишут на стене дома «Ты курва».

И вдруг появляется Даниэль, прекрасный юноша с голубыми глазами (отличный артист Бартош Беленя), который временно замещает заболевшего пастора. Первую службу он начинает несколько неопытно (оно и понятно), но тут же приходит к собственной манере ведения служб, которая весьма похожа на чистой воды экуменизм (смешение традиций всех религий и неканонический подход к самой теме вопроса). И становится «звездой». Совсем скоро благодаря ему будет полный храм, в котором можно говорить о самом главном. И можно молить о всепрощении, понимании, любви. Можно будет под его руководством изгонять ненависть из душ близких тех погибших шестерых, практикуя психологические номера у стенда рядом с церковью, где фото молодых ушедших душ. Жители селения простят и поймут «прокаженную», она даже в церковь придет и ее примут, а ведь постоянно избегали. В общем, благость.

Это вы еще не смотрели кино, а тот, кто посмотрел, знает, что этот юноша — уголовник. Самый настоящий. Сидя в тюрьме, посещал службы тюремного настоятеля и одним из немногих проникался сутью религии. Отсидев, он мечтает поступить в духовную семинарию, но имеющим криминальное прошлое вход туда заказан. Но чудеса же бывают... Когда он приезжает в это селение, он приближается к месту назначения — к лесопилке. Но слышен звон колоколов храма, и он приходит туда... Путем некоторых удивительных совпадений становится все же священником. И каким!

На него почти что молятся! Его, молодого и красивого, любят по-настоящему, духовно. Тот редкий случай, когда служение Господу и людям становится призванием, и это вызовет, например, зависть у бывшего «коллеги» по тюрьме, который искренне заплачет: «У тебя призвание, а мне что делать?»

Тут у зрителей до конца будет теплиться надежда. Помните отличный фильм Льва Кулиджанова с Юрием Никулиным в главной роли — «Когда деревья были большие»? Пьяница, узнав, что живет на дальнем полустанке девушка, которая в войну потеряла отца, приезжает к ней и говорит, что вот он, ее отец. Ну, пожить захотелось спокойно в деревне. Но в результате он остается там навсегда, становится по-настоящему родным, и тайна его «самозванства» так и будет похоронена в финале фильма в душах довольного зрителя. В «Теле Христовом» все иначе.

Здесь будет свой Иуда, и будет Понтий Пилат. Здесь будут палачи и любящие. Равнодушных только, кажется, не будет. Здесь будет истинное покаяние и на фоне обнаженного Христа, распятого на кресте, состоится обнажение тела священника, которое в татуировках (о, матка Боска, сатана в церкви!). Будет страшный крестный путь этого молодого «уголовного» священника. Власть имущие его не простят. Кроме тех, кто в том селении.

Двадцать лет назад на рижском кинофоруме «Арсенал» был удивительный и трогательный фильм «Секс из сострадания» Лауры Маньи. Это фильм почти про «исповедь святой проститутки» (Фассбиндер), только в более свободной и даже юмористической форме. В деревне живет пышнотелая и добрая женщина, которая бесплатно занимается сексом со всеми желающими односельчанами. И кино веселое, цветное! Когда ее проклянут церковные служители, жители села сделаются грустными — и кино станет черно-белым.

И что после этого есть добро и зло? Должны ли решать этот вопрос за нас наместники Всевышнего на земле — или мы сами? Или должно прийти нечто новое? Или мы обязаны страдать, надеясь, что «правда есть выше»?

Посмотрите «Тело Христово» — и не факт, что вы ответите на эти вопросы. Но если задумаетесь — то слава Богу (не всуе же)!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно