Андрей Шаврей: Трижды на святой горе Моисея — пусть всегда будет солнце!

Католики и лютеране во всем мире празднуют Пасху, через неделю ее отметят и православные. Совпадения Пасх бывают не часто, а нынешняя и вовсе уникальная – все вроде вместе, но виртуально, ведь в храмах никого нет, практически все из-за эпидемии вируса – в режиме онлайн. Самое время вспомнить о святой горе Моисея, на которой я был трижды, и где при встрече солнца, которое на всех у нас одно, соединяются все и вся – религии, взгляды.

Как известно, на гору Моисея в пустыне на Синайском полуострове в Египте, где мудрый царь водил свой народ, дабы вымер последний, помнящий о рабстве, люди всходят по разным причинам… Это может быть чисто человеческое любопытство – что за гора такая в 220 км от Шарм-эль-Шейха, о которой так много говорят? Для многих это спорт – конечно, не Эверест, но все-таки 2 285 метров над уровнем моря. А для кого-то главная причина -- теологическая.

Считается, что тому, кто встретит здесь рассвет, Всевышний отпускает все грехи. Желательно в гору идти «на своих двоих», с молитвой. Согласно Торе, Библии и Корану, это та самая гора, на вершине которой 40 дней сидел Моисей, после чего Всевышний дал ему здесь две каменные скрижали с десятью заповедями. Кто-то верит в это, кто-то нет. Во время первого моего восхождения в гору в 2004 году один человек после рассвета сказал: «Ну, солнце... Ну воздух... И за это я платил 45 евро?». Кто-то смеялся. Кто-то жевал банан. Мне на всю жизнь запомнилась молчавшая пара весьма пожилых людей – они оказались из Калининграда – которая этот весьма крутой маршрут, нелегкий даже для молодых, совершила от начала до конца пешком. Каждому воздается по вере его.

Во время первого «похода» я весьма глубоко впечатлился. Возможно, во всем «виноват» по-настоящему театральный эффект. Прибыв в два ночи в место, погруженное в кромешную темноту, я получил от провожатого-бедуина фонарик и пошел со спутниками за ним в темноту по камням пустыни – вперед. Что дальше – мне было неизвестно. Но так красиво! В вышине – только звезды. Позади и впереди – гирлянда фонариков. И постоянные бедуинские восклицания: «Кэмел! Кэмел! Фивтин долларс!». Чем дальше – тем сложнее путь, а его надо пройти пешком, а не на верблюдах, так что эти восклицания – как постоянное искушение.

Восхождение занимает около трех часов. По пути – три стоянки, где можно отведать чай. Уже в первый раз мне попались очень хорошие проводники. Был 16-летний бедуин, впервые самостоятельно проводивший людей на гору и, судя по всему, совершенно неиспорченный «денежным вопросом». А то постоянно встречались бедуины, подающие «уставшему путнику» руку помощи, а затем требующего за это мзду. И была молодая девушка-арабка: «Я сама тут впервые, но знаю, что на самом верху – 750 каменных ступенек, которые на вышине в два километра соорудили несколько веков назад монахи...».

Самое интересное, что я не помню, какое желание при восходе солнца загадал, но точно помню – исполнилось.

На этой горе я видел разных людей. Были молодые веселые пацаны, резво скачущие через камни. И были пожилые люди. И те, и другие через два часа подходили к тем 750 ступенькам... И начиналось конкретное испытание, как физическое, так и душевное. Я со всеми шел по так называемому «легкому» пути.

Первый путь – это 3750 ступеней, вырубленных монахами в скалах. Он короче, но труднее. Второй, более легкий путь, проложен египетскими властями в XIX веке – дорога-серпантин. На перекрестке этих путей в 20 минутах ходьбы от вершины начинается общая дорога. Когда я на нее вступил, то, почти выдохнувшись, считал ступеньки: "749, 750... ой, 751, 752, 753"... В первый свой заход насчитал 758 ступенек (сбился со счету?)

и буквально упал в темноту на плато со словом, которому сам удивился: «Дошел!».

Спустя три года, в 2007-м, я взбирался уже в качестве «ветерана». Время меняется – тогда, что печально, на входе в долину у горы уже установили металоискатели, во избежание террористических актов, а ведь в 2004-м их еще не было. Прошел дистанцию достаточно легко – я уже психологически знал ее длину и сложности. У меня было знание, а знание – сила! На сей раз насчитал почему-то целых 758 ступенек и, упав ладонями на камни, встал и торжественно прошествовал к остаткам часовни Святой Троицы, заложенной в 363-м и достроенной в 530-м. Она расположена у пещеры, где бодрствовал Моисей.

Ночной мрак понемногу рассеивался и на горизонте, за горами, начинался рассвет. Солнца еще не было, но света все было больше. В общем, «да будет свет!». Семь градусов мороза, пальцы стынут и не могут даже нажать кнопку фотоаппарата. Это пока единственное место, в котором я видел так много представителей различных национальностей и вероисповеданий. И непонятно, как тысячи людей помещаются на этой небольшой макушке. Чудо? Интересно, что здесь не только христиане – малазийцы читали какие-то мантры. Организованные японцы кутались в выданные бедуинами за несколько долларов одеяла.

Солнца, как и в прошлый раз, ждал минут 45. За это время есть, кстати, о чем подумать на морозе... И когда вдали вдруг появился ободок солнца, восторженные восклицания вырвались одновременно и туристов, и у альпинистов, и у паломников.

Больше всего понравилась фраза: «Мы тебя так долго ждали!».

Далее, в зависимости от ситуации, обычно начинается братание (во время первого раза некая украинка угостила меня долькой апельсина, я был искренне счастлив!) или пение «Отче наш». Но есть «нехристи», которые на вершине тихо курят. Впрочем, не смертный грех. Мне кажется, песню «Я не могу оторвать глаз от тебя» Борис Гребенщиков написал все-таки именно об этой горе и о солнце.

Пожалуй, самое главное начинается как раз при спуске. Со всех сторон – горы, освещенные солнцем. Это... ну очень красиво. Три года назад, спустившись к хижине в паре десятков метров от вершины, я пил в ней чай. И на деревянной стене изучал многочисленные надписи. Видел надписи из серии «Киса и Ося здесь был». Но на всю жизнь врезалась в память картинка: человечек на коленях и надпись по-английски: «Он вас любит!». Спустя три года я этой надписи не обнаружил – зарисована следующим слоем. Все равно прекрасно – какие-то иероглифы...

Спустившись километра на полтора и оглянувшись на гору, с изумлением видишь пропасти и ущелья вокруг, а на вершине – малюсенькую, уже еле видную церквушку. И потрясение: «Ты там был? Как ты туда забрался?». Через два часа спускаешься к храму святой Катерины, построенному 600 лет назад, где служат 11 православных священников, где знаменитая неопалимая купина... Когда я был в третий раз здесь, то купина была уже ограждена – слишком много людей хотели забрать с собой веточку.

Не помню, какое желание загадывал, но оно опять исполнилось. Если вы знаете, зачем сюда шли, то вы счастливы. В первое мое восхождение на гору Моисея у меня была, если угодно, очищена душа, во второй раз – мозги. Подкармливая стаю египетских кошек, я знал, что хочу сказать другим по приезде на родину: «Он вас любит!». Так что – Христос воистину Воскресе. Не обижайте друг дружку. И не забывайте о заповедях. Заповедь первая: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим».

А вот третий раз был самый неожиданный. Я вновь поехал в Египет, в 2014-м.

Пришел в отель, ждал оформления документов и пока было время, изучил экскурсионные маршруты. И впервые увидел, что отсюда за несколько часов можно доехать до Иерусалима, за каких-то 100 евро. Я сразу же заказал маршрут на Иерусалим. Помню, вышел с территории отеля к банкомату, который охраняли строгие арабы с автоматами, вынул деньги, пришел. Заплатил. И тут выяснилось, что не будет поездки у меня в Иерусалим, паспорт не тот.  Дело в том, что я готовился сдавать экзамен на гражданство Латвии и у меня еще был фиолетовый паспорт негражданина. И тогда я сказал: «Давайте в гору Моисея!». Араб очень долго торговался и призывал за деньги поехать на гору, «с которой виден твой Израиль», просто та гора из-за дальности стоила дороже простой святой горы Моисея. Но я все же настоял на горе Моисея. И пошел в третий раз. Я документально понял, что Всевышний любит Троицу!

Точно помню, что уже никакого желания не загадывал. Но точно помню, как в 2004-м мой редактор Чарна Рыжова сказала после моего первого похода: «Все же, вижу, не зря ты в эту горку лез...». Через 14 лет меня пригласили в Израиль и тот самый Иерусалим, с гастролями спектакля Алвиса Херманиса и Нового Рижского театра «Черное молоко». Ну, абсолютно бесплатно. Я не поехал по личным обстоятельствам. Я вообще после третьего путешествия на гору Моисея в 2014-м уже никуда не ездил и не страдаю из-за этого.

После третьего похода и в последующие шесть лет я понял, что по большому счету мир - в тебе, а вот мир вокруг тебя неизменен. И лучше построить мир в себе и делится с ним с хорошими людьми. И в эти дни понимаю, что вся эта неприятность с мировой пандемией вряд ли научит нас чему-то феноменальному. Мы по-прежнему будем ссориться и, возможно, где-то даже воевать. Но тот, кто понял, что человек, ниспославший всем нам десять заповедей, в действительности весьма интеллигентный человек, будет стараться все эти десять заповедей соблюдать до конца жизни. И чем больше таких - тем лучше. И тогда, возможно, все будет хорошо.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно