Андрей Шаврей: Талантливый мистер Раскольников, хотя Порфирий, конечно, круче

Обратите внимание: материал опубликован 6 лет и 5 месяцев назад

Такое бывает редко - чтобы после показа спектакля на литературной основе захотелось бы перечитать оригинал. И рука сама тянется к книжной полке. Значит, молодые создатели спектакля по «Преступлению и наказанию» Федора Достоевского, который сейчас играют в подвальном помещении Cafe Film Noir в кинотеатре Splendid Palace, поработали совсем не зря.

Суета сует. Время сегодня такое скоростное! Некогда остановиться, да даже поговорить по телефону минуты три - это сегодня уже долго, у всех дела. Что уж там говорить о прочтении великого романа Федора Михайловича, который вообще-то мы все должны были обязаны прочитать согласно школьной программе лет в 15. В результате, давайте признаемся в преступлении – многие ли из нас тогда, еще молодыми, прочитали «Преступление и наказание» полностью?

Знаем фразу «тварь я дрожащая или право имею» - уже хорошо, «садись, четверка».

А уж сколько деталей за всем этим стоит!.. Учтем, что тот же Раскольников, убивший старуху-процентщицу, топором, а потом еще и ее внезапно пришедшую сестру Лизаветту - совсем не старик, а юноша-студент, чуть взрослее представителей старшего школьного возраста. Кстати, пописывающий на досуге статьи, но сам из провинции, где у него мать и сестра, которых не видел три года. Уже этой короткой информации, кстати, достаточно для анализа вполне себе рядовому такому следователю, который потом станет препарировать Раскольникова на «дружеских» допросах.

Не на допросах даже - он же к нему иногда сам приходит в гости «поговорить по душам».

Режиссером спектакля стала 21-летняя московская режиссер Виктория Михайлова, это ее первая постановка. И поскольку все мы сегодня, как уже было упомянуто выше, сильно заняты, она нас задерживает (вот еще то словечко, почти «юриспруденческое») ненадолго, всего на полтора часа... «Я вас не задержу», - ласково говорит следователь Порфирий, которого некогда в фильме Льва Кулиджанова так гениально играл Иннокентий Смоктуновский, одной фразой «я вас не задержу» приводивший в смятении Раскольникова в исполнении Георгия Тараторкина, который настолько талантливо себя защищал, что, кажется, в результате еще чуть-чуть и сам поверит, что никого не убивал.

В эти полтора часа на небольшой сцене подвального кафе перед сотней зрителей только двое - следователь и подозреваемый, которых играют молодые актеры Рижского русского театра Игорь Назаренко и Иван Клочко, воспитанники курса Игоря Коняева и Елены Черной. Пока публика собирается (минут пятнадцать), над всеми звучит голос артиста Клочко, играющего Раскольникова, он отсчитывает «256, 257, 258...». Когда счет доходит до шестисот (те самые шаги, которые отсчитывает студент-убийца от места своего проживания до места убийства, идя по «Петербургу Достоевского») на сцене появляется и сам главный герой.

Когда начинается отсчет «660, 661, 662, 663...», то даже не очень впечатлительный зритель затихнет,

потому что атмосфера получается вполне суггестивной и кажется, что вот

когда он произнесет «666», то начнется действительно что-то дьявольское.

Но он с напряжением в голосе досчитает до семисот и упадет на пол без чувств.

Собственно, здесь только полторы сюжетных линии великого романа. Основная (минуя всех Мармеладовых и Свидригайловых) - детективная, ведь

благодаря этому своему роману Достоевский, как известно, может явно претендовать на статус основателя детективного направления в русской литературе.

То есть, перед нами отношения следователя и преступника. Плюс половинка линии о матери убийцы, которая предваряет линию детективную - в самом начале спектакля, переступив роковую черту, герой Ивана Клочко читает адресованное ему письмо от матери Пульхерии.

Оно длинное, впечатляющее своим по-настоящему великим русским языком (мы так уже не говорим, уже не говоря о том, что не пишем – «хотела побеседовать с тобой посредством письма»). Оно вызывает такие рефлексии главного героя! От любви до отчаяния и доходит до теологической кульминации («Молишься ли ты? Я за тебя молюсь»). А далее - герой Клочко наедине со зрителями разыгрывает детектив (похоже на следственный эксперимент) с похищением топора в дворницкой, с кратким разговором со старухой и с ударом по темени и с грабежом.

Впечатляет не только отличная игра молодого актера (я до сих пор не понимаю, как артисты могут запомнить такой объем текста, который проговаривают быстро и четко). Тут, в отличие от более спокойной и даже аналитической, и донельзя нервной игры Тараторкина (уж извините за сравнение, оно естественно) Иван Клочко играет страстно, «на разрыв аорты». И когда он исчезает в темноте лестницы, ему в противовес появляется совершенно спокойный, довольный собой, Порфирий Петрович, с легкой ностальгией и при этом с некоторым цинизмом напевающий песню о молодости, о прошедшей весне и выглядывающий, вынюхивающий место преступления.

Артист Игорь Назаренко нашей публике по таким большим ролям еще не знаком - а теперь будьте знакомы, это отлично сыгранная роль.

Правда, в отличие от героя Раскольникова его герой по сюжету старше, а сами артисты вообще-то одногодки, но все равно - в результате внимательный зритель будет доведен до белого каления напряжением действа, противостоянием двух героев, когда как в фильме «Талантливый мистер Рипли»,

зритель невольно становится сам преступником, если внутри себя так сочувствует убийце и где-то в глубине души желает ему выкрутиться из этой чертовской ситуации.

И тут есть еще третий герой - это замечательнейшая музыка молодого композитора-«электронщика» Владимира Тузова, который сидит лично за синтезатором в темноте с края сцены. И каждый скрип лестницы, дуновение ветра, которое доводит героя до исступления, каждый неожиданный ход и поворот героев сопровождается нервной и при этом завораживающей музыкой.

В этом спектакле закончится все закономерно - Раскольников, отпущенный на полтора дня, чтобы «погулять» и подумать, так сказать, о вечном, проходит через Сенную площадь и в истерике кричит, что он убийца, убийца, убийца. Аплодисменты!

Молодой режиссер сделала не по годам серьезный «разбор полета» двух героев романа. Видимо, анализировала свое будущее - на всякий случай.

При этом дала возможность ярко проявить себя актерски двум рижским артистам, один из которых (Клочко) сейчас, кстати, учится на режиссера кино и телевидения в московском ВГИКе. У всех участников, несомненно, может быть большое творческое будущее. Они - талантливы и в дальнейшем, если что, им надо только уметь обыграть более взрослого и опытного «инженера души» Ну, не приведи Господь, пригодится по жизни...

А в целом - возможно, если бы этот спектакль посмотрел Юрий Карякин, выдающийся исследователь творчества Достоевского (Юрий Федорович, увы, уже ушел из жизни), он бы дружески усмехнулся. Потому что анализ романа может быть бесконечным - начиная от того, почему Порфирий Петрович единственный герой, который в романе не имеет фамилии (по другой версии, он просто альтер-эго Раскольникова). Но только одно то, что «психологический триллер» может заставить зрителя задуматься об оригинале - дорогого стоит.

В ближайшее время на сцене Cafe Film Noir (Elizabetes 57) будут показаны еще 2 спектакля – 18 и 25 января. Билеты можно приобрести в сети bilesuserviss.lv.

Спектакль идет на русском языке с субтитрами на латышском языке.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное