Андрей Шаврей: Сто лет латвийскому балету раз в жизни бывает!

В Латвийской Национальной опере состоялся концерт, посвященный столетию Латвийского Национального балета. Дата, вроде, пафосная, торжественная, но отметили ее относительно скромно, но при этом совершенно элегантно – красиво, временами слегка страстно и одновременно чуть сдержанно. Что и говорить, у латвийского балета все же за этот век сформировался именно такой свой стиль.

Помнится, десять лет назад отмечали девяностолетие балета. О, это было редкое торжество, по своему масштабу оно явно переплюнуло нынешнее. Приезжали звезды Большого балета и прима Гамбургского балета Лаудере (у нее латышские корни). Танцевал уже тогда звезда мирового балета, ныне «возмутитель спокойствия» Сергей Полунин. Ну и, разумеется, в бельэтажном зале был обильный фуршет по окончании концерта –

и то правда, ведь юбилеи стоит отмечать не только танцами.

Был ли сейчас фуршет – не знаю, я до него не дожил, а вот о самом концерте в двух отделениях могу сказать, что его подали в весьма стильной обертке, и это правильно. Были гости из музыкальной школы Чюрлениса в Литве, в кулуарах праздника перемещалась по-прежнему статная великая эстонская балерина и народная артистка СССР (такое звание просто так не давали!) Кайя Кырб.

Была атмосфера в хорошем смысле слова «своих», «сопричастных».

Но главная заслуга этого концерта – акцент поставили не столько на исполнителях (преобладал, разумеется, наш балет, а также воспитанники Рижского хореографического училища), сколько на именах хореографов, напрямую связанных с юбиляром. И о каждом из них можно рассказать очень многое, за каждым из них – история. Некоторые эти историй рассказала ведущая концерта, музыковед Лиене Яковлева, на фоне старинных фотографий и кинокадров, проецируемых на экраны на сцене. Но сколько историй за кулисами!

Начали с номера в постановке Освальда Леманиса, первого латышского танцовщика - «Королевское болеро» из «Дон Кихота» Минкуса. Продолжили номерами в постановке Хелены Тангиева-Бирзнице («Меланхолический вальс» и другое), которая была во главе латвийского балета в пятидесятых-шестидесятых годах минувшего века. Другое имя - Евгений Чанга (показали его «Болеро» из «Сакты свободы» Адольфа Скулте), некогда солист латвийского балета, потом хореограф, который был вынужден покинуть наш балет, уехать за пределы Латвии, а вернулся в Ригу незадолго до смерти, в 1993-м, элегантный и декликатный, и поставил у нас волшебную «Раймонду».

Показали номер Ирены Строде – она прожила почти сто лет, умерла несколько лет назад, танцевала еще в сороковых годах и помнит времена, когда во время показа «Лебединого озера» в ложе театра Герой Советского Союза страстно палил из личного оружия (герой пьян был!).

И совершенно особняком стоит имя Валентина Блинова, выдающегося педагога – показали его миниатюры «Башмачки» (солировали скрипач Гидон Гринберг и пианистка Елена Бердникова, танцевал Марис Сприньгис), «Кубинские мелодии» Раймонда Паулса (был у Маэстро такой балет в шестидесятых!)  и «Венесуэльский танец». И, наконец, «Тореро». Любопытно, что совсем еще юными в этом номере солировали Михаил Барышников (тореро) и Александр Годунов (бычок), впоследствии, как известно, ставшие мега-звездами мирового балета.

На экране – уникальные видеокадры, как хореограф Юрис Капралис преподает юным Барышникову и Годунову. За кадром голос с весьма важными словами: «Капралис учил не только технике, но и уму!» Сейчас зрители увидели номер Юриса Капралиса «Назначь тот час, то мгновенье» на музыку Дарзиньша и Паулса, танцевали учащиеся школы Чюрлениса

Янина Панкрате, ставшая главным балетмейстером нашего балета в середине восьмидесятых – представили номер в ее хореографии на потрясающую музыку Иманта Калниньша к кинофильму «Вей ветерок».  

Выдающийся педагог и некогда директор Рижского хореографического Тамара Витиня – показали ее номер «Фарука» на музыку Мануэля де Фалья. На экране ее фото в молодости – красавица, я же ее помню уже располневшей, но по-прежнему элегантной в конце восьмидесятых в доме отдыха «Рутиши» в Мурьяни. Когда она смотрела по телевидению в центральном фойе дома трансляцию «Дон Кихота» по местному телевидению, глядела в экран строго… И говорила в экран по адресу потом звезды нашего балета: «Танцует, как аскарид!» Метко и верно.

«Золотой век» латвийского балета, когда в шестидесятых-восьмидесятых его возглавлял Александр Лембергс – показали кадры гастролей по странам мира (с Марисом Лиепой в «Кармен» в версии Лембергса), а также «Гран-па из «Собора Парижской богоматери» на музыку Пуни в постановкуе Лембергса.

Второе отделение началось с фрагмента из балета Литы Бейрис (была главным балетмейстером один сезон в 1992-93-м), «Пеппи Длинный чулок» на музыку Артура Маскатса. После чего последовали номера в постановке современных хореографов.

Регина Каупужа (одна из авторов этого вечера) представила «Прелюдию» на музыку Сергея Рахманинова, а нынешний главный балетмейстер нашего балета Айвар Лейманис предложил фрагмент из «Силмачи. Антония» в исполнении Латвийского национального балета. Показали номера в постановке Раймонда Мартынова, Ольги Житлухиной, Миланы Комаровой, Антона Фрейманса, Элзы Леймане.

Но завершилось все двумя номерами на латышскую народную музыку в постановке Хелены Тангиевой-Бирзниеце в исполнении народного танцевального ансамбля Teiksma.

И в этом был свой особый смысл...

Кстати, Тангиева-Бирзниеце – выходец из России еще прежних, царских времен, истинная аристократка, при этом имевшая армянские корни, но глубоко понимавшая суть латышской культуры. В ней, как и во всей истории нашего балета (берем больше – как и в истории вообще Латвийского государства) переплелось многое. И об этом стоит помнить всегда.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно