Андрей Шаврей: Пройдите по «Пути Вертинского» и вы поймете, что это вечная история

В Рижском русском театре им. М. Чехова состоялась первая премьера сезона этой труппы. Впрочем, на сцене только двое — артист Иван Стрельцов и пианист Эвалд Лазаревич, «подыгрывающий» Ивану в прямом и переносном смысле (на фортепиано и в различных образах, зачастую безмолвных). Все это — «Путь Вертинского».

Конечно же, Вертинский — тема благодатная. В конце концов, выдающийся артист, а уж какой проникновенный исполнитель песен и романсов! Сто лет звучат на самых разных континентах, в самых разных версиях, в исполнении артистов самых разных национальностей. Невольно вспоминается хороший моноспектакль на малой сцене театра «Дайлес» несколько лет назад, когда там артист Артур Скрастиньш пел романсы Вертинского, за фортепиано был Карлис Лацис, совершенно феноменальный пианист, наш второй Раймонд Паулс (уж извините, что сравниваю, но сравнение достойное и закономерное).

В такой теме не повториться сложно, если такое вообще возможно.

Иван Стрельцов, являющийся не только исполнителем заглавной роли, но и автором инсценировки, постарался.

Путь Вертинского вы начинаете буквально — в театре и очень неожиданным образом. Вас встречают сотрудники театра, которые проводят по закулисным коридорам. В общем-то, коридоры мне более-менее знакомые, они ведут как раз в давно уж знакомый зал с камерной сценой. Попадая в который, впрочем, вы прямиком попадаете и в забавную театральную мизансцену. Я во всяком случае — попал.

Дело в том, что через черный занавес вы проходите к рядам зрителей, некоторые из которых улыбаются: «А вот и автор!» Получилось забавно, ведь автор в действительности остается позади — сразу не замечаешь, что сбоку находится гримерный столик, за ним сидит артист Стрельцов, гримируется, а также что-то пишет, ожидая, пока соберутся все.

Я не знал, оставил ли Вертинский подробные мемуары о своей совершенно неординарной жизни (он вообще-то прошел такой жизненный путь, что написать воспоминания не грешно). Но во всяком случае мы имеем пару довольно-таки обширных писем, в частности, которые Вертинский посылал своей супруге Пекочке, там основные вехи обозначены очень четко.

Их авторы спектакля и используют.

Хотя все-таки еще больше о жизненном пути Александра говорят его песни, ну а также детали, которые попытались угадать создатели спектакля. Например, сценография в самом начале (сценограф Дарья Випулис) — на заднике сцены по центру периодически появляется букет цветов в вазе. Затем появляется и Стрельцов в образе Арлекина (как известно, в этом образе в молодости выступал и его герой). Он поет «Ваши пальцы пахнут ладаном».

Собственно, выступать в образе великого артиста, с его манерностью и очаровательной картавостью — это интересно, но так банально. Стрельцов этого, по счастью, и не делает.

Он поет не под Вертинского, а «под себя», и в данном случае это работает очень хорошо, учитывая, что Иван прекрасен и самодостаточен и внешне, и, что важно, вокально, и движения его плавны...

Тем более, что это в той же мере история и его личная — артист из Беларуси, игравший в главном театре Минска, с семьей несколько лет назад переехал в Латвию. Как и Вертинский, он попал в лихолетье, когда пришлось оставить родину, а как надолго — неведомо. Так что здесь уже не нужен образ Арлекина, артист в простом одеянии, только грим остается и звучат песенные истории «За кулисами», «Моя звезда», «Кокаинетка».

Кстати, о кокаине... Модная штучка, говорят, была, и здесь рассказывается и о том, как его «дегустировал» сам Вертинский, пришедший потом к психиатру (его играет как раз отвлекшийся ненадолго от рояля Эвалд). Здесь временами и смешно, и грустно. И долгий путь через Константинополь, тот самый булгаковский бег. И четверть века в разных странах мира. И здесь есть и Piccolo Bambino, и «То, что я должен сказать», и «Чужие города». И «мы для них чужие навсегда», — поет артист Стрельцов и тут хочется с ним немного поспорить, эй, ты не чужой. Во всяком случае для рижан.

Кстати, здесь отличная сценка встречи Вертинского с Чаплиным, который бьет бокалы наполеоновского сервиза (великий комик думал, что у русских так положено!) с видеоизображением от Мерседес Моргайт. Чаплин тут оживает и на время становится соучастником действа.

Это чудный спектакль на полтора часа, который волнует душу,

особенно на фоне разных событий, которые, как видим, повторяются и совсем рядом с нами. Тут есть место для самого Вертинского, истинного, который в записи исполнит «Концерт Сарасате».  Здесь есть прочитываемый Иваном стихи «Убившей любовь». В целом, казалось бы, такая легкая театральная и вполне удачная сценическая жизнь у этого арлекина, и звучит «Танго Магнолия».

Как известно, Вертинский вернулся на родину ровно через четверть века. Причем, в страну страшную, к народу, который готов и на подвиг, и на ужас (об этом звучат строки из письма). Причем, вернулся в самое кошмарное время, в 1943 году, когда была война, да и вождь был совсем не добрый — «отец народов». Он вернулся. Ему повезло, наверное. Он не попал В ГУЛАГ, еще прожил около пятнадцати лет, был любим женой и дочерьми, был популярен и выступал на сцене уже без всяких костюмов Арлекина. Кстати, в Юрмале не раз выступал и об этом вспоминал во время своего приезда в Ригу десять лет назад Александр Ширвиндт, видевший его в малом зале «Дзинтари» в начале 1950-х. 

И в конце играет «Прощальный ужин». Стильная жизнь!

Только жизнь иногда сама диктует свой стиль, а не наоборот. Об этом и спектакль,

который стал одним из удачных участников театрального проекта, когда идею о постановке или даже инсценировку делают прежде всего артисты. Таким образом мы уже имеем ряд очень хороших камерных спектаклей в Рижском русском театре — «Исповедь хулиганки» по стихам Солы Моновой (актриса Татьяна Лукашенкова), «Вот комната эта...» по стихам и песням Булата Окуджавы (автор идеи — Дана Бйорк), «Человек из ресторана» (автор идеи, режиссер и артист — Вадим Гроссман), «Аморальный блюз», в котором звучат песни артиста театра Александра Маликова.

Господин Маликов мне сказал сейчас после премьеры, что вскоре будут в его «Аморальном блюзе» новые блюзы и местами еще более аморальные. Только по пути к этому спектаклю пройдите обязательно «Путь Вертинского», хотя бы в театре. Ну, хотя бы для диссонанса!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное