Разделы Разделы

Андрей Шаврей: прямая трасса жизни профессора Юриса Юрьянса

Улочка Лайпу в Старой Риге — узкая, как раз такая, о которой в песне поется: «...В узких улочках Риги». После одиннадцати утра к старинному дому подходит профессор Латвийской академии художеств Юрис Юрьянс. Несмотря на пандемию, чрезвычайные ситуации и самые ужасные события, которые могут произойти в жизни, он по-прежнему каждый день встает и приходит сюда. Ибо — традиция.

Профессор, что говорится, слегка сдал — сами понимаете, скоро 80 лет. Уже несколько лет с палочкой, сгорбился, но оптимизма старается не терять. Хотя пару лет назад у него ушла из жизни супруга, с которой прожил почти полвека.

Вообще-то он живет в Берги, элитном поселке сразу за Ригой, но каждый день, без исключений, даже в субботу и воскресенье, встает с утра, садится в автобус, затем доезжает до Христорождественского собора и, опираясь на трость, неспешно идет в свою мастерскую в Старую Ригу, изо всех окон которой, выходящих на все четыре стороны света, видны церкви.

Многие его спрашивают, зачем же он это делает? Особенно в эти сложные времена, когда лучше сидеть дома, не высовывая носа на улицу. Тем более что вот и просторный дом в Берги есть. У профессора ответ один — традиция! Никакая пандемия ее не должна нарушить.

«Старые мастера, мои учителя говорили, что каждый день я должен прийти из дома в свою мастерскую и что-то нарисовать, хотя бы пару движений кистью по холсту, тогда вырабатывается профессионализм»,

— говорит профессор.

Если честно, то больно смотреть, как старый профессор забирается по крутой старой и, разумеется, скрипящей лестнице на пятый этаж, где у него мансарда-мастерская. Я иду позади него и тайно страхую — не приведи Господь, упадет, так смягчу падение. Нет, все нормально — художник этот крутой маршрут проделывает ежедневно уже много десятилетий, он тут каждую ступеньку и каждый опасный поворот наизусть знает.

Кофе, сигара, приглушенное звучание канала Латвийского радио Klasika — все неизменно.

«Что вы в эти сложные времена сейчас живописуете, профессор?» Юрьянс кряхтит, а потом вдруг усмехается: «Да голых девиц!» Обнаженная женская натура — тоже традиция.

В прежние времена профессор тут бывал долго — много работал, под конец дня приглашал гостей, чтобы играть с ними в карточную игру «золе», да и выпить крепкого напитка (коньяк, только коньяк, но можно и бальзам, но тогда обязательно «Рижский»)... Сейчас несколько иначе — час-другой, и хватает, чтобы поддержать традицию. И — вновь спуск по крутой лестнице, выход на улицу Лайпу, которая вытекает на площадь Ливу (профессор еще помнит времена, когда тут площади не было, была старинная застройка).

Это — начало прямой трассы маэстро Юрьянса, которую он преодолевает ежедневно уже столько десятилетий. Это и начало главной рижской магистрали Бривибас (Свободы), в конце которой через 12 километров поворот направо — там и живет классик латвийского изобразительного искусства.

Обычно профессор присаживался на Ливской площади у кафе, построенного в виде колокольчика — нынче оно закрыто, а когда откроется, никому неизвестно.

Идем дальше, сворачиваем с площади и — вид на памятник Свободы. Медленно проходим перекресток Калькю (так называется Бривибас в самом начале) и Вальню, у Hotel de Rome профессор неожиданно сворачивает направо, в отель. Сама гостиница закрыта, но там работает кафе Mazais Otto — господин Юрьянс нашел место, где можно заказать кофе с бальзамом, но навынос. Заказывает, тихо провозглашает тост: «Ну, пока можно — за здоровье!»

Кстати, о знаменитой рижской гостинице — все знают, что она переживает трагические времена. Речь идет о закрытии, налог на недвижимость — пятизначный, а доходов никаких. Не все знают, что там внутри. В полной темноте в пустом фойе первого этажа — огромный красно-бело-красный стяг, свисающий с пятого этажа гостиницы, а на рецепции — Библия. И тишина. Еще тот «пандемийный пейзаж»...

Выходим, пересекаем бульвар Аспазияс, часы «Лайма» в два пополудни играют мелодию Раймонда Паулса, русским известную как «Миллион алых роз», латышам — как Dāvāja Māriņa.Таким образом вступаем на площадь Бривибас. По пути беседуем о зяте профессора — режиссере Виестуре Кайрише, который стал художественным руководителем театра Дайлес и уже вроде поставил спектакль «Смильгис»...

«Я, разумеется, приглашен на премьеру, только... когда она будет?»

Непременная остановка — на скамеечке у памятника Свободы с правой стороны. Пять минут передышки и наблюдений. Медленное продолжение — переход бульвара Райниса и продвижение уже по бульвару Бривибас. «О, новая табличка...» — указывает профессор на медную табличку прямо в асфальте, которая извещает, что здесь в годы Второй мировой войны спасали евреев. Да, прямо у памятника Свободы, где в те годы были главные офисы фашистских оккупантов — латвийцы спасали евреев.

Переходим пятачок улиц Меркеля, Тербатас и Бривибас. Здесь остановка автобуса, на который профессор садится и едет более десяти километров по бульвару Брвиибас, переходящей в улицу Бривибас, а потом в Бривибас гатве. На прощанье говорит: «Счастливого Рождества!»

И пока проделывает ежедневно этот маршрут профессор — есть вечные ценности!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить